Гимн Краснодарского краяГерб и флаг Краснодарского краяСимволы субъектов Краснодарского края Добавить в Избранное Сделать стартовой Назад
Главная :Связь
 
Разделы:
Памятники
Губернатор
Руководители края
Культура
История
Казачество
Вокруг рекламы
Природа
Эрудит
Культура
Библиотеки
Памятники
Песни
Фотоальбом
Разное
Экономика и сельское хозяйство
Сайт

Реклама
Кубанские
 
 
Основание Екатеринодара

Наш маленький Париж...
 

 

Есть Рим и Прага, Москва и Париж - не беритесь решать, какой город лучше: каждый неповторим.

Краснодар - особенно его старая часть — тоже единственный в своём роде. Наши предки любовно называли его «южным архитектурным модерном», «Нашим маленьким Парижем».

Исторический центр кубанской столицы подобен книге, где главы - улицы, дома - страницы. Время стерло многие строки, но пришло время восстановить исчезнувшее, особо хранить оставшееся.

Вновь засиял двуглавый орел на памятнике, посвященном 200-летию Кубанского казачьего войска. Во всей красе предстала перед нами бронзовая фигура императрицы Екатерины II, в честь которой казаки назвали свою столицу Екатеринодаром.

30 июня 1792 г. Екатерина II подписала «жалованную грамоту» Черноморскому казачьему войску. За усердную и ревностную службу она даровала казакам Таманский полуостров и Прикубанье, отошедшее к России после победы над Турцией. Грамота была вручена Антону Головатому, который во главе группы Черноморских казаков прибыл в Санкт-Петербург. Прозванный Головатым в Запорожской Сечи за ум, находчивость, выдумку, казак покорил своим обхождением, игрой на бандуре и пением русскую императрицу. Он прекрасно знал весь пиетет царского двора, знал, кому дать взятку и как это сделать, чтобы вельможи благосклонно отнеслись к казакам и их прошению.

Уже 25 августа к Таманскому берегу пристала казачья флотилия, доставившая почти 4000 первопоселенцев. Кубанских пионеров возглавил полковник Савва Белый. Начинается переселение Черноморского казачьего войска, размещавшегося между Бугом и Днестром. В октябре 1792 г. в конном и пешем строю с оружием, знаменами, обозами пришла ещё одна партия казаков во главе с атаманом Черноморского          казачьего войска Захарием Чепегой. Непогода остановила их на Ейской косе.

1793 г. считается годом основания Екатеринодара. Город Екатеринодар разместился рядом со старой суворовской крепостью, которая имела естественную и надежную защиту - буйную реку Кубань, охватывавшую Карасунский Кут с трёх сторон. Именно здесь решили строить новую крепость, а рядом возводить войсковой город.

В наказе строителям крепости, составленном Антоном Головатым, прямо определялись задачи нового поселения: «Ради войсковой резиденции, к непоколебимому подкреплению и утверждению состоящих на пограничной страже кордонов, при реке Кубань, в Карасунском Куте воздвигнуть город и именовать его Екатеринодар». Наказ, названный «Порядок общей пользы», вступил в силу 1 января 1794 года. Высокопарный по слогу и витиеватости изложения   он  состоял  из  25   параграфов.   И  нельзя   не удивиться толковости, практичности, ясности и объёму содержания. В документе указывалось, что войско должно селиться куренными селениями по жребию, где кому выпадет. Казаки должны иметь в готовности оружие, жителям заниматься хлебопашеством, скотоводством, рыболовством, «обиженных защищать с доставлением справедливого удовольствия», «свирепых укрощать, злонравных исправлять, сирот и вдов заступать и во всем помогать». Особо отмечалось, чтобы «ленивых понуждали к трудолюбию, а холостых - к женитьбе для распространения семейственного жития». «Порядок общей пользы» регламентироват управление, расселение и землепользование Черноморского казачьего войска, в нём официально закреплялось название и статус города. Кроме того, вся территория Черномории разделялась на пять округов, один из которых назывался Екатеринодарским.

Новый город, по существу, представлял собой только крепость, военное поселение. Лицам, не связанным с несе­нием воинской службы, селиться в крепости воспрещалось. Ремесленники, торговцы, немногие гражданские лица, прибывшие вместе с запорожцами, основали станицу Екатеринодарскую. Крепость занимала огромную территорию. В  центре её находилась  площадь, усеянная полевыми цветами весной и летом, а осенью она полностью покрывалась водой. Осенью на площади с успехом охотились на диких уток и перепёлок. На площади проводились смотры и парады войска, устраивались скачки. До 1827 года здесь проходили ярмарки, в которых участвовали и жители куренных станиц, приезжали закубанские горцы со своими товарами. Крепость, обращенная своим серым земляным фасадом к югу, стояла на обрывистом глинистом берегу кубанской старицы -Карасуна. Впереди - примерно за версту - была ещё одна надёжная защита - бурная Кубань. С востока казаки решили перекрыть Карасун плотиной, чтобы увеличить его водный простор. Так возникла Казачья дамба, в результате чего с юга широкое полотно Карасуна стало постепенно мелеть, покрываться в летнее время тиной, зарастать камышом. Сама крепость строилась очень медленно - не хватало рабочих рук. За несколько лет были выполнены только основные работы: вырыт глубокий ров, насыпан вал, укреплённый артиллерией, построены курени. Инженеров не было. Казаки все работы вели сами. Даже своим внешним видом крепость носила следы казачьей самодеятельной предприимчивости и смекалки. Южная сторона крепости, обращенная к противнику, была глухой, а три других имели въезды, но без ворот. По углам и в центре были насыпаны бастионы. По углам крепости стояли вышки (пикеты), где день и ночь несли сторожевую службу казаки. У северного бастиона находился артиллерийский арсенал и пороховой погреб, а в глубине крепости - денежная кладовая для сбережения казачьей казны. За Карасуном располагался главный Екатеринодарский пост (кордон), дальше - почтовая станция, карантин и меновый двор, справа были кирпичный завод и Байдачный пост. Внизу приютилась убогая Солдатская слободка, где доживали дни одинокие инвалиды русской армии, служа санитарами в войсковом госпитале, чем и добывали себе хлеб насущный. На северной стороне располагались войсковые и частные здания, курени. Ныне от тех прадедовских времен почти ничего не осталось, только желтеет на солнце жалкая горсть земли - осыпь некогда высокого оборонительного вала, да два ветхих кирпичных домика сохранились на территории городского парка имени Горького.

Город был хорошо прикрыт естественными преградами от врагов, но только немногие его жители могли выносить нездоровый болотистый климат. В архивах сохранились пожелтевшие донесения войсковых начальников о массовых заболеваниях и гибели от малярии, холеры или оспы казаков Екатеринодарского гарнизона.

Даже передвижение по городу в первые годы, особенно в дождливую погоду, было сопряжено с опасностью для жизни. Первые улицы названий ещё не имели, поэтому места для строительства обозначались другими признаками. Например, «место, где сапожникам отведено», «чрез площадь вниз по реке Кубани первое место» и т. д. Встречается и такое название - площадь Головатого. Правда, оно не сохранилось, но привычка называть улицы по её обитателям бытовала долгое время.

Колоритны фамилии первых поселенцев. Наряду с типично украинскими Шевченко, Калиниченко, Москаленко встречаются фамилии-клички, характерные для казачества: Задирака, Грива, Курепка, Чуприна, Спичка, Бурсак.

Фёдор Бурсак родился в дворянской семье Антоновичей на Харьковщине, учился в духовной семинарии в Киеве, бежал в Запорожскую Сечь, где и получил свою фамилию-прозвище. Участник русско-турецких войн, за храбрость Бурсак был произведен в офицеры. После переселения на Кубань его избрали войсковым казначеем, а с 1799 г. по 1816 г. - войсковым атаманом. Ф. Бурсак очень много сделал для обустройства города. В 1803 г. в городе была открыта первая школа, построены меновые дворы для торговли с закубанскими черкесами. Были открыты мельница, войсковая суконная фабрика, аптека, лазарет, конный завод, магазины для хранения зерна и многое другое.

Екатеринодар становится центром Черномории и казачьего войска. В нём были сосредоточены войсковые учреждения, администрация, земское начальство, суд, духовенство. Бурную деятельность развило купечество. Кубанские купцы поддерживали связи со многими городами России. В Екатеринодаре ежегодно собирались ярмарки. Ярмарки и базары получили широкую известность не только на Северном Кавказе, но и в России. На них собирались купцы из самых отдаленных российских губерний. Особенно бойко шла торговля с соседними адыгейскими и другими горскими народами.

Запорожцы и их наследники-черноморцы отличались особенной религиозностью, поэтому с первых дней жизни на Кубани казаки приложили все усилия к строительству храмов. На новую родину они привезли с собой походную запорожскую Свято-Троицкую церковь, которая была сделана из парусины. Даже иконостас был изображен на парусине. Это была копия Свято-Троицкого храма, находившегося в Запорожском коше до его разгрома. В октябре 1802 г. в Екатеринодаре был освящен войсковой собор с престолом во имя Воскресения Господня. Он располагался на территории крепости. Храм - весь деревянный, построили донские казаки из сосновых брусьев, привезённых с Волги. Девять колоколов были отлиты в городе Харькове на литейном заводе из шестнадцати старых турецких пушек и одной мортиры. Храм строился долго, но работа получилась великолепная!

В 1818 г. в город прибыл учитель математики Иван Матвеевич        Сбитнев,    написавший    «Воспоминания    о Черномории». «...Издали приметил я соборную церковь, -писал он о Екатеринодаре. - Город стоит на низком и болотном месте... Улицы имеет прямые, длинные и широкие.

Крепость отстоит от города на ружейный выстрел; она не так велика, но снабжена довольным количеством пушек, так, что может защитить город от набегов горцев. По внутреннему убранству собор довольно великолепен. Собор находится внутри крепости, и в нем хранятся штандарт, атаманские булавы, подаренные Екатериной II в знак ее благоволения... и другие драгоценные церковные утвари». Именно в этом храме хранились старинные предметы, принадлежавшие когда-то Свято-Троицкой церкви и Межигорскому монастырю. После разгрома Запорожской Сечи они были конфискованы, а позже вновь возвращены черноморцам. Более 70 лет красовался под кубанским небом Воскресенский шестиглавый собор, построенный народными умельцами, а потом, за ветхостью, его разобрали. Здесь проходили все торжественные Литургии: на Рождество, Пасху.

В. Ф. Золотаренко, смотритель местного духовного училища, в своей рукописи «Плач Василия при реке Кубани», посвященной бытовой истории Екатеринодара, оставил нам описания, как проводта свободное время молодежь. «Девушки собираются в кучу, и тут кто их знает, о чем они разговаривают. Потом набираются их целые стаи, ходят по улицам и поют или, лучше, визжат. Песни их не имеют никакого характера. Малолетки... собравшись большими толпами по улицам, проводят святочные дни в пустых рассказах, иногда играя в мяч... Наступает вечер. Эти недоросли спешат на вечерницы, в которых участвуют взаимно и девушки. Тут они отыскивают себе подруг, а девицы смышляют себе женихов...».

Войсковое правительство располагало крупными денежными средствами, управляло многотысячным войском и могло многое сделать для благоустройства Екатеринодара. Но все атаманы считали это излишним. Жители центральной части города, в отличие от горожан других районов, имели некоторые удобства: трамвай, электрическое освещение, мощенные камнем тротуары. Обыватели Дубинки или Покровки всего этого были лишены. Прогуливаться вечерами чужаку в другом районе было небезопасно. Житель Екатеринодара М. Г. Зорин вспоминал: «В праздничные дни и накануне их, вечерами, в некоторых районах города, главным образом на Дубинке или Покровке, молодые хлопцы и девчата имели обыкновение собираться, вместе или отдельно, где-либо на углу квартала, у перекрестка улиц. Соберутся, балагурят, скромно веселятся, дружно похороводят, плавность песен их, стройность и широта всегда были их отличием». Далее автор описывал случай, когда молодой приказчик провожал девушку с Покровки. Встретившиеся им гулявшие парни («мужской хоровод») пропустили девушку, а кавалера заставили залезть на забор и под общий хохот «спеть пытуха», то есть кукарекать, чтобы неповадно было знакомиться с Покровскими девчатами, после чего благополучно отпустили «до дому». Такие шутки были очень популярны в Екатеринодаре. «Белогорликов» (так называли приказчиков из магазинов, носивших крахмальные воротнички), провожавших девушку на «чужую» улицу, могли заставить «поплавать», то есть изображать плавание в пыли или грязи, смотря по сезону. Бытовал и такой обычай, когда за какую-либо обиду «дубинчанина», нанесенную жителем Покровки, обиженная сторона вызывала обидчиков «на расправу»; объявлялся специальный день, обычно праздничный, в который у северной части города собирались хлопцы обоих районов. Обе партии, став одна против другой, шли в кулачный бой, между ними начиналась форменная драка. Полиция зная о предстоящих «боях», принимала соответствующие меры, но в некоторых случаях, дерущихся могла усмирить только верховая казачья часть. Такие обычаи были в порядке вещей у горожан.

Казачья   верхушка   крепко   придерживалась   старой поговорки:   "На   границе   не   строй   светлицы".   Даже   те мизерные суммы, которые отпускались на благоустрой­ство города, расхищались или использовались не по назначению. Но были и другие люди, которые все свои силы и средства отдавали на благо другим, на благо Кубани. И среди них первый - Кирилл Васильевич Российский.

Отец Кирилл был переведён в Черноморское казачье войско в 1803 г., где он занял пост протоиерея. Для своего времени это был высокообразованный человек, обладавший многими талантами. Он писал стихи, любил музыку и пение, увлекался историей и живописью, разбирался в медицине.

К. В. Россинский открыл на Кубани 27 церквей, при которых создал станичные церковно-приходские училища или кружки по изучению грамоты. С его помощью в Екатеринодаре появилось уездное училище, где он был и преподавателем, и смотрителем. В своих проповедях отец Кирилл рассказывай прихожанам о пользе грамоты, о значении образования. Силе убеждения этого человека можно только поражаться. С книгой и кружкой он прошел пешком, объехал на лошади всю Кубань, собирая пожертвования на открытие школ. Благодаря его самоотверженной настойчивости в Екатеринодаре появились войсковая гимназия, духовное училище. На свои личные средства он содержал 12 учеников, показывая всем пример человеколюбия. По ходатайству протоиерея Российского и атамана Бурсака в Екатеринодаре был создан войсковой хор, для которого собирали таланты по всем станицам и хуторам. Отец Кирилл даже выписал искусного регента, чтобы тот руководил хором, учил казачьих детей петь. Для войскового хора в городе построили турлучный дом, где хористы жили и занимались. К. В. Российский написал учебник для народной школы «Краткие правила российского правописания», который выдержал два издания. Его перу принадлежат первые очерки по истории Кубани. На своем портрете, хранившемся в окружном училище, отец Кирилл собственноручно написал на латыни «Служа другим, расточаю себя». И, действительно, его трудами и усилиями в Черноморском казачьем войске было открыто 10 школ, войсковая гимназия, духовное училище.

Ставропольский шлях - хорошо накатанная военная дорога - соединяла Екатеринодар со Ставрополем и Ростовом-на-Дону. Проходил он там, где сейчас улицы Постовая и Ставропольская. По этой единственной в глухом степном краю дороге проезжали многие выдающиеся люди России. Так, в августе 1820 года в обществе гостеприимной семьи Раевских по ней проезжал А. С. Пушкин, направляясь из города Пятигорска в Тамань, а оттуда - в Крым, в Гурзуф.

По Ставропольскому шляху, направляясь в Прочноокоп, ехал декабрист, писатель Александр Бестужев-Марлинский, проезжал М. Ю. Лермонтов.

В конце ХГХ века в Екатеринодаре действовали более пятнадцати учебных заведений: две мужские и две женские гимназии, реальное и коммерческое училища, два городских средних и несколько начальных училищ, учительская и духовная семинарии, епархиальное училище и церковноприходские школы.

В 1863 году в Екатеринодаре открылось Мариинское женское училище. Долгое время своего здания училище не имело, поэтому для него арендовали различные помещения. Через несколько лет городская дума приняла решение построить собственное здание с пансионом для воспитанниц. Елисей Черник спроектировал первое помещение Мариинки. Это был красивый двухэтажный дом с 30-ю окнами по фасаду и небольшим крыльцом, украшенным кованью. Здание располагалось на улице Рашпилевской (уничтожено во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.). В училище принимались девочки, дочери богатых казаков, в основном, военных. Сироты учились на средства войска. Купцы за обучение дочерей платили по 10 рублей. Здесь преподавали русский и иностранные языки, арифметику, физику, домоводство, пение, танцы. Позже училище преобразовали в институт благородных девиц. В него по условиям приема могли поступать только дочери офицеров, чиновников, купцов и священников. Был введён дополнительный 7 класс, а еще позже 8 - учительский. Здание училища уже не вмещало всех воспитанниц. Городская дума приняла решение построить новое. Архитектором стал Александр Петрович Косякин. За проект этого здания в Париже на выставке ему была вручена золотая медаль. Здание сохранилось. Сейчас в нём находится военное училище (институт) им. Генерала армии С. М. Штеменко.

С 1863 года в Екатеринодаре начала издаваться первая на Кубани еженедельная газета "Кубанские войсковые ведомости", которая затем получила название "Кубанские областные ведомости". А ежедневно газета стала выходить только через 30 лет. В областной газете публиковались работы историков Кубани. В ней начиналась литературная деятельность писателя Ф. Гладкова. Его первый рассказ «К свету» был напечатан в трёх июньских номерах за 1900 год. Один-два раза в неделю в городе выпускалась частная общественно-политическая литературная газета «Кубань», а с начала 1908 года - ежемесячный журнал «На Кавказе». В нём публиковались материалы по истории и этнографии края.

В 1872 году ввысь вознесся войсковой собор Святого Александра Невского. Кирпичная постройка, выполненная в старорусском    стиле,    увенчанная    золотыми    крестами, привечала     и     горожан,     и  случайного   путника,   ненароком     оказавшегося     в кубанской столице. Как белый  воздушный     корабль,     храм, взлетев         своими        пятью куполами в небеса, был виден  издалека, за много вёрст...

Строители храма - черноморские казаки братья Черники, талантливые и образованные архитекторы. Войско послало их учиться в Санкт-Петербургскую академию художеств на средства правительства. Иван Черник, уроженец Екатеринодара, рано обнаружил способности к рисованию, после окончания академии художеств, длительное время стажировался за границей. Елисей Черник пошел по стопам брата.

В 1846 году он был назначен архитектором Черноморского войска. Среди многочисленных построек, осуществленных Елисеем Черником в Екатеринодаре, самая сложная - Войсковой Собор. В работе над проектом и сметой собора деятельное участие принимал его брат Иван. Атаман Черноморского войска полковник Я. Г. Кухаренко при закладке фундамента положил первый камень в его основание.        

Византийский         стиль         архитектуры, использованный братьями, прекрасно вписался в облик казачьей столицы. Собор создавал отрадное впечатление легкости, изящества и гармоничности. Местность вокруг собора возвысили, чтобы не скапливались дождевые воды. Пришлось привезти сотни возов грунта и утрамбовать его. Вокруг здания, по его углам, решено было возвести пилястры с базами и капителями. Строительство продолжалось почти двадцать лет. Четыре колокольни и купола покрыли железной черепицей. Главный церковный трибун с куполом, стропила с креплением были покрыты белым железом, привезённым со знаменитых демидовских заводов. Олово для соборных колоколов достал атаман Яков Кухаренко, который лично наблюдал за строительством. К сожалению, ни сам главный архитектор Е. Черник, ни атаман Я. Кухаренко так и не дожили до торжественного освящения Собора, состоявшегося 8 ноября 1872 года. Однако их «детище» долгие годы украшало жизнь «маленького Парижа»... (В советское время в Соборе устроили Дом культуры, затем музей атеизма. В 1932 году он был варварски разрушен. В настоящее время храм восстановлен. Теперь он располагается в начале улицы Красной, а на его прежнем месте построена часовня).

Через 10 лет после присоединения Кавказа к России, в 1874 году, крепость Екатеринодар потеряла своё военное значение и получила права губернского города. С этих пор город стал быстро строиться. Был издан закон, определявший права и обязанности собственников-иногородних Кубанской области, что явилось основной причиной увеличения притока крестьян из разных губерний России и Украины на Кубань и, в частности, в Екатеринодар.

С севера город заканчивался улицей Длинной, на месте которой пролегал глубокий ров, вдоль него - земляной вал с наблюдательными казачьими постами с пушками и караульными. За валом, там, где находится первая городская больница, лежало кладбище, густо усеянное потемневшими крестами. Мимо пролегал Таманский шлях. А дальше -справа и слева от шляха тянулся бесконечный пустырь, заросший терном, лопухами и татарником. Постепенно город-крепость сливался со станицей Екатеринодарской, центр которой был на Дмитриевской площади, где стояла деревянная церковь и высокая колокольня. Сейчас на этом месте находится здание профессионального училища № 3. Город начал быстро расти за счёт пустырей северной окраины. Первой здесь появилась улица Новая (ныне улица имени Будённого). Она начиналась от берега Кубани, от озера Ореховатого, возле которого размещалась артиллерийская батарея. Улица протянулась на десятки кварталов, мимо Сенного базара, возникшего в 1879 году, где торговали лошадьми, скотом и сеном, мимо величественного обелиска в честь 200-летия Кубанского казачьего войска, затем мимо здания Коммерческого училища, в котором сейчас находится университет физической культуры, спорта и туризма. По обеим сторонам улицы располагались старинные хаты. Недалеко от улицы Новой находилась известная всему городу Криница, десятки лет поившая холодной чистой водой всю округу... Ещё до войны источник забросили за ненадобностью, так как в каждом дворе имелся водопровод. Но во время немецкой оккупации, когда была взорвана водокачка, старожилы вспомнили о заброшенной Кринице, откопали её, очистили, и она, как и прежде, не скупясь, стала поить людей родниковой водой.

В развитии капитализма на юге России большую роль сыграло строительство железных дорог. В 1875 г. на Северном Кавказе волей и энергией барона Штейнгеля была построена Ростово-Владикавказская железная дорога. Она прошла восточнее города Екатеринодара. И местные торговые тузы заволновались. Далеко ли уедешь на чумацких возах? Надо строить «железку» до Тихорецкой, там выходить на магистраль. Место для дороги и вокзала выбрала городская дума. Она же выделила подрядчикам 76 десятин земли безвозмездно, но с условием расположить станцию со стороны города так, чтобы не пришлось пассажирам переходить или переезжать рельсы. Дума потребовала от подрядчиков устроить подъездную дорогу и замостить её камнем. В 1887 г. вступила в строй железная дорога Тихорецк - Екатеринодар, которая затем была доведена до Новороссийска. А в 1893 г. наладилось прямое сообщение Екатеринодара с Царицыным, а затем со Ставрополем. В Екатеринодаре в это же время были построены вокзал, паровозное депо, железнодорожные мастерские. Изящное двухэтажное здание вокзала с одноэтажными перемычками было украшено башенками и цветным орнаментом. Почтовая контора и сорок жилых домов предназначались для нижнего железнодорожного персонала. (Здание вокзала, разрушенное во время оккупации, после освобождения города было построено заново по проекту архитектора Г. Волошинова). Для железной дороги потребовался и железнодорожный мост через Кубань. В городе было два моста, один городской, второй - частный. С годами мосты обветшали, денег на ремонт и городская дума, и частник, севастопольский купец, жалели. В 1887 году был построен новый железнодорожный мост. Расчетливая городская управа разобрала старый деревянный, пустив на нужды города доски. Новый мост состоял из четырех пролетов. Фермы его покоились на трех быках, они уцелели до сих пор, являясь хорошей опорой нынешнему железнодорожному мосту.

В городе строились различного рода предприятия: мукомольные, маслобойные, консервные, рыбные заводы. В 1886 году начал работать первый на Кубани металлообрабатывающий завод Карла Гусника (ныне завод «Тензоприбор»). Это предприятие пользовалось особой известностью среди горожан, благодаря изготовлению ковани для жителей. Кузнечные мастерские, открытые на заводе, выполняли общественные и частные заказы. Изделия кузнецов, среди которых славились М. К. Седин и В. К. Божков, приобрели свои, особенные черты.

В эти годы формируется пролетариат Кубани. Заводы, фабрики, где    работало до 50 рабочих, считались крупными предприятиями. Но их в городе было немного. В основном преобладало кустарное производство.

В 1879 году в Екатеринодаре открылся «Этнографический и естественно-исторический музей Кубанского казачьего войска», при котором было создано общество любителей изучения Кубанской области, или ОЛИКО. Члены ОЛИКО занимались изучением истории, археологии, этнографии Черномории. Общество выпускало «Известия ОЛИКО», имевшие внешний вид обычного толстого журнала, а также «Бюллетень ОЛИКО», где печатались работы членов общества. ОЛИКО организовало десятки экспедиций в глухие и малодоступные тогда уголки Кубани и Кавказа. Были созданы обширные коллекции минералов, насекомых и растений. Научные труды членов общества способствовали постройке железной дороги Армавир - Туапсе. А исследования врача Ивана Косинова и других членов общества, посвященные Псекупским минеральным водам, Горячему Ключу, открыли России знаменитую минеральную воду будущего курорта Горячий Ключ. Большую роль в ОЛИКО играли известные историки Кубани Фёдор Щербина и Прокофий Короленко. Их работы по истории Черноморского казачьего войска, истории Кубани и в наше время представляют огромный интерес не только для учёных, но и для всех, кому дорога земля предков.

В 1870 году в Екатеринодар прибыл Василий Филиппов и занял должность помощника войскового архитектора. Было ему всего. 26 лет. Впервые имя Филиппова упоминается в официальных документах в связи с постройкой в Екатеринодаре общественного собрания (клуба). Этот дом и поныне украшает наш город. Он расположен на углу улиц Красной и Екатерининской (Мира). За первой постройкой молодого архитектора последовали другие. В частности, по его проекту в Екатеринодаре построены «войсковой тюремный замок» (тюрьма), мужская гимназия, Летний театр в Войсковом саду, Триумфальная арка. Однако судьба оказалась немилостива к его творениям. Гимназия во время немецкой оккупации в 1942 году была разрушена (ныне на её месте стоит здание краевой администрации). Помещение театра через два года сгорело.

Не повезло и Триумфальной арке, её разобрали в 1928 году. Якобы мешала она движению горожан. А жаль...

Арку или «Царские ворота» возводили в спешном порядке на средства, собранные по подписке, в честь приезда императора Александра III, посетившего Екатеринодар в 1888 году вместе с наследником престола Николаем Александровичем и императрицей Марией Феодоровной. Арка была построена в древне-московском стиле, состояла она из среднего - главного проезда и двух боковых проходов для пешеходов. Главная арка опиралась на боковые устои, поднимавшиеся вверх.

Арка была выложена из кирпича, выкрашенного в разные цвета масляной краской. Заканчивались устои четырьмя башенками со шпилями, на которых крепились позолоченные двуглавые орлы. На верхних частях башен стояли колонны, которые поддерживали узорчатый карниз. На нём с обеих сторон, в нишах, были укреплены два образа, каждый под особой золоченной резной сенью.

Со стороны въезда в город располагался образ Святого Александра Невского, с другой стороны – Святой Екатерины. Под образами золотыми буквами в старославянском стиле было написано, в честь какого события возведена арка. Сверху её покрывала шатровая чешуйчатая крыша, по гребню которой располагались золоченные решётки. Днём и ночью, в майский день или в зимнюю непогоду святые иконы всегда сияли, освещенные неугасимыми лампадами.

Василий Андреевич Филиппов был поистине ; неутомим. Он строит особняки для богатых горожан, возводит над могилой бывшего атамана Ф. Бурсака ажурную железную часовню. В настоящее время сохранился один из особняков, известный, как дом Акулова. (Находится рядом с краевой научной библиотекой имени А.С.Пушкина).

В канун 200-летия Кубанского казачьего войска на заседании думы выступил городской голова Василий Семёнович Климов: «А чем еще, - сказал он, - можем мы почтить память доблестных черноморцев и линейцев, покрывших себя неувядаемой славой на поле брани. Так не пожалеем пяти тысяч рублей!». Так появился в нашем городе величественный 14-метровый памятник, увенчанный Золотым Орлом, на пересечении улиц Красной и Новой (ныне Будённого).

Старожилы рассказывали, что учителя водили учащихся к обелиску, облицованному закубанским камнем, и там, на месте, давали наглядный урок геологии. Учащимся объясняли и воочию показывали, из каких редких и ценных пород состоят горные хребты Кавказа. На памятнике, на укрепленных мраморных досках, литые бронзовые надписи сообщали всем сведения из истории родного края, в честь кого и за какие заслуги поставлен обелиск. Этот оригинальный памятник - явная удача талантливого архитектора Василия Филиппова. (В советское время обелиск был уничтожен. В 1996 году, в связи с празднованием 300 - летнего юбилея Кубанского казачьего войска, памятник восстановили и сегодня он вновь величаво возвышается на улице Красной).

Но самой крупной работой архитектора был проект трехэтажного здания епархиштьного женского училища. Строилось оно очень долго, руководил строительством архитектор Иван Мальгерб. Зато и вышло здание великолепным! Как писала местная газета, «оно занимает первое место в городе, уступая только, быть может, помещению, которое занимает окружной суд». В училище была домовая церковь, над которой величественно возвышался крест, а также икона Казанской Божией Матери. С наступлением темноты здание освещалось электрическими лампочками. В то время эта неожиданная картина казалась горожанам очень эффектной, поэтому гуляющая публика, направляясь в городской сад, обязательно проходила мимо училища. (Здание и сегодня радует жителей и гостей города. В нём расположен Кубанский государственный медицинский университет). В 1913 году архитектор И. Мальгерб присоединил к главному зданию симметричные пристройки, придавшие ему ещё более величественный вид.

В декабре 1900 года в городе состоялось открытие трамвайного движения. стал третьим городом Российской империи, после Киева и Тифлиса, где появился этот новый вид транспорта. Первая трамвайная линия в Екатеринодаре была построена бельгийским акционерным обществом «Компания тяги и электричества». Трамвайные маршруты проходили по улицам Красной от городского сада до Новокузнечной, и по Екатерининской (ныне ул. Мира), до вокзала.

Особую страницу в историю городского трамвая вписал бывший пашковский трамвай, который появился благодаря деятельности «Товарищества», куда входили все желающие, кроме иностранцев. Так в 1908 году у бельгийского     трамвая     появился     русский     конкурент.

Строительство шло долго, не хватало денег. Только в декабре 1912 года началось регулярное движение. Конечная трамвайная остановка в городе была примерно на углу улиц Красной и Гоголевской (ныне - улица им. Н. В. Гоголя). Однако общая протяженность трамвайных линий в Екатеринодаре была невелика, всего 19 км.

...Говорят, что красота города заключается не только в его оригинальных постройках, архитектурных ансамблях, но и в его садах, парках, рощах. Во времена своего основания Екатеринодар находился в лесу. Оба берега Кубани были покрыты «могучими вековыми дубами, зарослями терна и ожины», непроходимыми камышами. Еще в «Порядке общей пользы» было записано, что «имеющиеся леса и родючее дерево да сохранять от опустошения вырубкою, скотом и пожаром в целости к общей войсковой пользе». Но вскоре городской лес стал редеть, отступая перед топором. По приказу атамана левобережье было вырублено ещё в начале XIX века. Позже вырубили зелёный наряд восточной окраины, Дубинку. А в середине XIX века Дубинка была излюбленным местом отдыха учащихся и учителей, где устраивались «рекреации» - нечто вроде пикника. На «рекреации» учащихся приглашались духовные лица с семьями, важные в городе особы, богатые купцы. Вскладчину готовили угощение, купцы привозили пряники, орехи и другие сласти для детей. Веселье, игры продолжались до темноты. Вечером зажигались костры.

От порубки, к счастью, уберегли войсковой лес Круглик и уютный войсковой сад. В Круглике благотворительное общество Екатеринодара проводило детские праздники, в которых участвовали учащиеся начальных классов города, для детей готовили завтраки, устраивались игры. Особенно весело и торжественно праздновали гимназисты. К 7 часам утра все учащиеся собирались во дворе гимназии. Выстроившись в шеренги, повзводно, они выходили на улицу Красную и под звуки гимназического оркестра стройным маршем направлялись в Круглик. За ними ехала линейка с продуктами. В лесу все разбредались - кто шел на рыбачку, кто ловить бабочек и мотыльков, а кто соревноваться во французской борьбе. Под вечер в том же порядке возвращались в город.

В 1864 году войсковой сад привели в порядок и открыли для гулянья. Там находился Летний театр, где выступали приезжие артисты, в его стенах звучал знаменитый бас Фёдора Шаляпина. В летние вечера весёлые компании шли к Карасуну, катались в лодках под звуки духового оркестра. Специальное место в саду отвели для велосипедистов. Появившееся повальное увлечение молодежи велосипедом немало беспокоило городские власти, поскольку для езды велосипедисты использовали тротуары, что порой удручало пешеходов. Но мостовые из-за колдобин и рытвин не привлекали «рыцарей железного коня». Выход нашла Дума: устроить аллею вокруг городского сада. Впоследствии в городском саду, в специалъно огороженном месте проводились гонки и «различного рода атлетические упражнения» для екатеринодарских любителей спорта.

Старые постройки, оставшиеся от войсковой администрации, в городском саду постепенно сносились, заменялись новыми - лёгкими, деревянными. Войсковые учреждения переезжали в новые кирпичные здания. Молодому городу, не имевшему необходимых средств для содержания сада, было обременительно им владеть. Поэтому управа часто сдавала «садовый вокзал» и сам сад в «оброчное содержание». Со временем в саду построили киоски, буфеты, пивную, павильон для велосипедистов и детскую площадку (под наблюдением опытной воспитательницы). Начал работать электробиограф (кинотеатр). Ежедневно играл войсковой симфонический оркестр под управлением К. А. Воута и Е. Д. Эспозито. Городской сад любили и стар, и млад. С детства запал он в душу каждого горожанина.

В 1900 году у войскового города появился ещё один сад - Чистяковская роща. Первое дерево в ней посадил городской голова Гавриила Степанович Чистяков, в честь которого рощу и назвали Чистяковской. Остальные деревья высажены учащимися городских школ и Кубанской учительской семинарии.

Роща (ныне Первомайский парк) представляла собой огромный прямоугольник, размером в 30 десятин, крест-накрест разделённый длинными аллеями. Центральный вход украшали деревянные ворота с остроконечной железной кровлей. Деревья в роще стояли, как солдаты, строго в ряд. Слева - лиственных пород: клён, ясень, дуб, липа. А справа - хвойные: сосна, ель. Там, где нынче детский городок «Сказка», тогда находилось садовое заведение Андриенко, а на месте мемориала «Жертвам фашизма» был питомник Долгова.

Уже через семь лет, по воскресеньям и по праздникам, в роще устраивались народные гулянья, были открыты буфет, закусочные, ресторан и маленькая эстрада. Горожане любили сидеть в роще на зелёной траве, ставили самовар, раскладывали еду... Молодёжь водила хороводы, играли на гитарах, пели. В 1910 году к роще подвели трамвай, билет стоил 3 копейки. Роща стала любимым местом отдыха простого народа. Она радовала жителей города своей прохладой в летний зной, пением птиц, зеленью травы... В дни фашистской оккупации множество деревьев вырубили. (В настоящее время роща, теперь Первомайская, хотя и функционирует, но часть её занимает автостоянка, а часть отдана под торговые точки).

Центральные улицы Екатеринодара стали преображаться: замостили тротуары, насадили деревья и кустарники, кое-где появились даже цветники. Но остальной город по-прежнему напоминал большую деревню. В 1912 году газета «Кубанский край» справедливо писала, что городское      самоуправление      не      может      похвалиться благоустройством Екатеринодара. Улицы города, кроме нескольких центральных, представляли собой «засохшие волны грязи».

В начале XX века власти города решили превратить казачью столицу в город-сад, даже ассигновали 10 тысяч рублей на реализацию этого проекта. Строительство предполагалось вести к северу от Чистяковской рощи. Инженеру С. С. Кречинскому поручили составить проект города будущего. В нём предусматривались дома с благоустроенными квартирами, школы, библиотеки, театры, столовые, больница, рынки. Планировались хорошие дороги, водопровод, канализация. А место между старым городом и рощей задумали оставить под постройку фабрик и заводов.

...В грозном 1812 году, когда наполеоновская армия вторглась в пределы России, в Екатеринодарской крепости возник «главный гошпиталь», отстроенный в 1816 году. Эта постройка стоила войску огромных денег - более 87 тысяч рублей, а на ежегодное содержание госпиталя расходовалось 3 тысячи рублей. В нём получали лечение воины, получившие ранения в боевых схватках с противником. Мирное население пользовались или своими домашними испытанными средствами - травами, настойками, отварами, или же обращались к знахарям. «Научной медицины» в Черноморском войске в то время не существовало. Жители города никогда не слышали о должности медика с дипломом в кармане. Со временем, однако, положение изменилось, и на просьбу войскового судьи Антона Головатого Таврический генерал-губернатор С. С. Жегулин прислал штаб-лекаря Барвинского, которого мы можем считать первым кубанским врачом. В госпитале не хватало мест (кроватей), лекарств, среднего медперсонала. Николай Иванович Пирогов, посетивший Екатеринодарский госпиталь с целью пропаганды нового способа «эфинирования» (наркоза) при операциях, был поражен неприглядностью и убогостью кубанской медицины.

Вскоре Черноморская врачебная управа возбудила вопрос о подготовке среднего медперсонала. Было решено выбрать в 3-х округах войска по два грамотных мальчика и зачислить     их     в     фельдшерские     ученики.     Занятия  продолжались более трёх лет, а затем эти «специалисты» стали «пользовать больных». В северной части госпиталя открыли войсковую богадельню. Много лет спустя, 13 октября 1880 года в городе открылась специальная военно-фельдшерская школа. Так, постепенно, медицина получала права гражданства и на вольных кубанских берегах.

В 1893 году, по инициативе супруги наказного атамана Николая Маламы, было создано отделение Общества Красного Креста и при нём Кубанская община сестер милосердия. Широта и размах действия этой общины с каждым годом разрастались. Кубанские сестры милосердия участвовали в Русско-японской войне, вернувшись в родные края с наградами. Новая попечительница общины Софья Ивановна Бабыч, супруга наказного атамана, стала хлопотать о постройке кирпичного здания для общины. Двухэтажный дом сестер милосердия и сегодня еще стоит на территории краевой детской больницы...

В начале девятнадцатого века в России необыкновенной популярностью пользовались целебные грязи, воды, электричество. Мода эта докатилась и до Екатеринодара. Возникла идея построить специальную пристройку для водолечения. Община сестер милосердия поручила составить проект архитектору Ивану Мальгербу. В дело вмешались благотворители. Один из них, инженер Батырбек Шарданов, предложил выстроить отдельное здание. План, составленный И. Мальгербом, основательно переработал архитектор Александр Козлов. Горожане были удивлены «волшебной быстротой» строительства. Вскоре на глухой городской окраине (ныне улица им. Захарова) появились два здания - «два дворца». В 1916 году водоэлектролечебница для раненых воинов была освящена. Попечительным советом ей присвоили имя Софьи Бабыч «в воздание ее заслуг», как писали в газете. Вся постройка стоила горожанам более 100 тысяч рублей. Вскоре лечебница приняла своих первых пациентов. (Водолечебница функционирует и сегодня).

В «Памятной книжке Кубанской области», изданной нашим историком Евгением Дмитриевичем Фелицыным в 1881   году,   сообщается,   что   в   Екатеринодаре   были   три гостиницы, и одна из них - «Централь», принадлежала купцам, братьям Карпу и Христофору Богарсуковым. Отель считался лучшим в городе. Собственно гостиница занимала второй этаж, на первом этаже размещались магазины. Внешний вид гостиницы ничего особенного не представлял. Обычный двухэтажный дом, побеленный известкой. Богарсуковы решили перестроить его. Работа была поручена молодому архитектору Александру Козлову. Он всего-навсего надстроил третий этаж. Не рассчитывая на прочность фундамента, стянул кирпичный каркас дома двутавровыми стальными балками. Сделал высокий узорный каменный парапет, провёл водосточные трубы, декорировал балки и увенчал их высокими шпилями, которые прекрасно сочетались с угловой башенкой. Стены архитектор облицевал зеленой керамической плиткой. Здание получилось нарядным, изящным и лёгким, как бы парящим в воздухе. Козлов построил в городе много зданий, особняков. В 1911 году он закончил строительство скетинг-ринка, где молодежь каталась на роликовых коньках. (В советское время в нём работал кинотеатр «Кубань», сейчас это развлекательный центр «Квартал»).

Своего театра в Екатеринодаре долгое время не было. В городском саду работал деревянный Летний театр, принадлежавший купцу Колосову, а затем перешедший в собственность города. В зимнее время горожанам некуда было податься, чтобы рассеять провинциальную скуку. Немало удовольствия доставлял молодёжи в зимнее время Карасун. Как только его поверхность покрывалась достаточной толщины льдом, конькобежцы со всех частей города спешили проявить свое искусство. Играл военный оркестр, много парочек на коньках под музыку вальсировало. Ребята катали девушек в креслах-салазках.

На праздник Крещения каждый год на Карасуне строилась изо льда красивая, разноцветная Иордань. Здесь происходило водосвятие при громадном стечении молящегося народа...

Чем, как не театром могли развеять скуку почтенные граждане? От неё в городе, казалось, замирала жизнь. Вопрос о постоянном театре поднимался в думе неоднократно. Не без основания газета «Свобода» писала, что «городские заправилы относятся к театру с полнейшим легкомыслием». А в это время екатеринодарские именитые купцы В. Гуренков и Н. Болденков вели переговоры со знаменитым петербургским академиком Францем Осиповичем Шехтелем, строителем великолепных зданий, в том числе, Ярославского вокзала в Москве.

Академик впервые стал применять в строительстве новые материалы: железный и железобетонный каркас, стекло, глазурованный кирпич, бетонную штукатурку. Талантливый мастер создал проект Народного дома, намереваясь его построить в Москве, но разные обстоятельства не позволили ему сделать это. И тут пришел заказ из Екатеринодара. На Кубань приехал талантливый ученик и помощник академика А. А. Козлов. Уже в мае 1908 года была торжественно совершена закладка Народного дома (Зимнего театра). 1 ноября 1909 года в городе был открыт Зимний театр (ныне это здание занимает филармония). Фасад, облицованный ровной цементной штукатуркой, придавал зданию невесомость, воздушность. Это впечатление ещё более усиливали три вертикальных столбца с перечнем великих композиторов и драматургов мира, три высоких окна с ажурными балкончиками, и широкий карниз с узорными гирляндами, едва выступающий над фасадом. Оригинальным было и внутреннее убранство театра: многоярусный зрительный зал на 1300 мест, три хрустальных люстры в форме звезд освещались 750 цветными лампочками, бархатный занавес был вишневого цвета, а над ним, на фоне молочной белизны стенки, сияла золотая лира.

Театр внёс оживление в сонную жизнь города. По ходатайству дирекции к концу спектаклей к театру подавался трамвай (он ходил тогда по главной улице города). Театр называли по разному: "зимний", "оперный", "Гуренкова". Вокруг него разместились магазины, ресторан, фотография и модная дамская мастерская с претенциозным названием "Венский шик". Власти не позаботились о создании для театра постоянной труппы. Классические произведения ставились здесь крайне редко. На сцене театра в разное время выступали столичные знаменитости: Матильда Кшесинская, Антонина Нежданова, Фёдор Шаляпин, Леонид Собинов и другие.

Замечательной постройкой архитектора Александра Андреевича Козлова стал электробиограф (кинотеатр) «Палас», сплошь сделанный из железобетона и стекла. Здание наглядно свидетельствовало: наступила новая эпоха в отечественной архитектуре. Заказчик Г. С. Паласов -личность в Екатеринодаре известная, его именем и назван новый театр. Вестибюль, фойе и коридоры, украшенные картинами и зеркалами, создавали иллюзию простора и домашнего уюта. Красивая хрустальная люстра с десятками цветных лампочек, удобные стулья партера и мягкие кресла лож, цельный потолок, сделанный из единого металлического каркаса, огромная сцена, увенчанная лирой и трубящими ангелами, уникальный «жемчужный экран», выложенный мелким бисером. Словом, всё здесь так и дышало покоем, изяществом, благополучием и уютом.

Поначалу здание арендовал «театр миниатюр», но вскоре оно стало использоваться по назначению, в нём открылся самый модный и фешенебельный электробиограф (кинотеатр) города. (После революции 1917 г. в нём находился театр революционной сатиры «Теревсат», затем его переоборудовали в театр «звукового кино», который назвали «Колоссом». В 60-е годы кинотеатр разобрали, а на его месте построили театр оперетты, ныне - Музыкальный театр творческого объединения «Премьера»).

Ещё в 1872 году на участки под постройку домов была разделена Крепостная площадь. Строились здесь только зажиточные люди. В 1894 году на бывшей площади был возведен атаманский дворец - новая резиденция начальника Кубанской области и наказного атамана Кубанского казачьего войска. За дворцом посадили большой красивый сад с тенистыми аллеями и лужайками. На улицах Коммунаров и Пушкина сохранилась старая кирпичная ограда сада. Он был богат редкими и даже заморскими деревьями и кустарниками, некоторые из них сохранились и поныне. Перед дворцом долгое время существовал большой пустырь. Затем место расчистили, высадили кустарники, цветы. В 1907 году в центре был установлен памятник Екатерине Великой. Памятник лицевой стороной смотрел на север, его окружили красивой оградой с тремя большими канделябрами на чугунных столбах, с фонарями, украшенными золоченными государственными гербами.

Вокруг разбили сквер с цветниками, аллеями и фонтанами. Сооружение памятника, выполненного по проекту знаменитого скульптора Михаила Осиповича Микешина, скоропостижно умершего в 1896 году, заканчивал скульптор Академии художеств Борис Васильевич Эдуардс, (Разрушенный в 20-е годы, памятник в настоящее время вновь установлен на прежнем месте. Автор современной работы - скульптор Александр Аполлонов (см. цветное фото на обложке)).

Екатеринодарская интеллигенция не раз поднимала вопрос перед городской думой о необходимости для города публичной библиотеки. В июле 1872 года дочь подполковника М. В. Белого подала очередное прошение начальнику Кубанской области об учреждении библиотеки. Как учредительница, она не преследовала личной выгоды. Единственная цель создания библиотеки - просвещение народа.

Войсковое начальство передало в её распоряжение около тысячи томов, учителя духовного училища подарили ещё 100 книг, а 50 рублей на нужды библиотеки прислали рабочие одного из заводов, пожелав остаться неизвестными. В ноябре 1872 года библиотека приняла первых посетителей, но через некоторое время её пришлось закрыть, не было денег на содержание. Столь же плачевную попытку предпринял другой энтузиаст - учитель армянского училища К. Скуплен. Большую частную библиотеку (около 2-х тысяч томов) имел известный в городе книготорговец П. Ф. Галладжианц, которую он предоставлял всем желающим. В связи со всероссийским праздником, 100-летием со дня рождения А.С. Пушкина, в городской думе был поднят вопрос о постройке народного дома его имени. Здание планировалось двухэтажное, кирпичное. Но казна думы была пуста, и поэтому от идеи отказались. Позже городская дума ассигновала 3 тысячи рублей на создание Пушкинской библиотеки. Она была открыта 29 января 1900 года в одноэтажном доме на месте бывшего Дворца пионеров. В одной половине дома поселился первый библиотекарь Иван Александрович Кузнецов.

Большую часть - три комнаты, занимала библиотека и читальня, где стоял огромный стол, за которым свободно могли разместиться до 40 человек. На стене висел большой портрет поэта в золотой раме, подаренный книготорговцем П. Ф. Галладжианцем. На день открытия библиотеки в ней насчитывалось 4 тысячи томов и 80 названий газет и журналов. Свою личную библиотеку подарил директор народных училищ Н. Ф. Блюдов. Вход в библиотеку был платный: от 20 копеек до 1 рубля в месяц. Плата зависела от числа выданных книг. Учащиеся пользовались льготами, а городские служащие могли брать книги бесплатно. В 1913 году фонд библиотеки перевезли в двухэтажный кирпичный дом каретника Фабриченко, располагавшийся на углу улиц Красной и Горького, где она и находилась до 1917 г. (Во время оккупации фашисты ограбили библиотеку, много ценной литературы вывезли, часть фонда сожгли).

Шли годы, город строился, изменялся. Были открыты 32 кузнечные, слесарные, сапожные и портняжные мастерские. На улице Красной вспыхнули фонари, появилась должность фонарщика. Так как днем фонарщики не были задействованы, то им вменялось в обязанность заниматься тушением пожаров.

...С 1822 года наказные атаманы Черноморского казачьего войска предпринимали попытки наладить нефтяное производство, как и учёт их месторождений. В разное время на Кубани работали специалисты горного дела Фоллендорф, Анисимов, казачий сотник Литевский, которые занимались изучением и открытием нефтяных источников. Но промышленного нефтяного промысла так и не смогли наладить. Вскоре промыслы стали сдавать в откуп частным лицам, одним из которых был полковник А. Н. Новосильцев. Именно он, впервые в России применил механическое бурение нефтяных месторождений, организовал промышленную добычу нефти и её переработку, получил первый фонтан и построил Фанагорийский керосиновый завод.

В конце 18 века начался новый период в развитии нефтяной промышленности Кубани, когда разрешение на добычу нефти получили зарубежные промышленники. Это способствовало дальнейшему быстрому развитию Екатеринодара. В центре города стали появляться двух- и трёхэтажные здания. В небо вознеслись купола кирпичных церквей. Были построены водопровод, телеграф, электростанция. Мостовые замостили вместо кирпича пяти­горским булыжником. Электрические фонари загорелись и на соседних с Красной улицах. Сон горожан охраняли 40 полицейских чинов.

В 1888 году Екатеринодар посетил великий русский художник Илья Репин. Целью его приезда были поиски среди потомков запорожских сечевиков подходящих типов для его, ставшей потом всемирно известной, картины "Запорожцы пишут письмо турецкому султану". И он нашел в станице Пашковской казака, героя будущей картины, - куренного атамана Запорожской Сечи Ивана Шрамко. Впоследствии Илью Репина избрали почетным президентом Екатеринодарского художественного кружка, а почетным его Старожилы  рассказывали,членом стал Лев Николаевич Толстой.

Художественного музея в городе еще не было. В 1903 году в дар городу свою коллекцию картин преподнес коллекционер-любитель Федор Акимович Коваленко. Музей был открыт в доме № 11 по ул. Красной. К открытию в музее насчитывалось 925 экспонатов живописи и графики. Смотрителем и экскурсоводом бесплатно разрешили работать Фёдору Коваленко.

Насколько уважаемой и известной личностью был этот человек, свидетельствует такой факт. В душную летнюю ночь Ф. Коваленко открыл окно и заснул на кушетке. Он не слышал, как в комнату влез грабитель и унес портмоне с деньгами, часы с золотой цепочкой и костюм. Старожилы рассказывали, что   вскоре   всё   похищенное вернули хозяину...

Жилось Ф. Коваленко очень тяжело. Неоднократные просьбы о назначении ему небольшого жалования за работу в музее, так и остались без ответа. Он работает приказчиком у родного брата, а свои скудные сбережения тратит на покупку картин. С 1905 года Ф. Коваленко при картинной галерее организует ежегодные выставки картин, всего их было 17, затем начинает заниматься организацией  в городе художественного училища. Илья Репин поддерживает Коваленко,   помогает   ему   советами, начинание   Фёдора рекомендациями.

Перед революцией почти все в городе знали имя народной учительницы Раисы Гавриловны Хлебниковой. Именно благодаря деятельности этой женщины в Екатеринодаре открылось «Дневное убежище для бесприютных детей во имя Христа Спасителя».    Построил приют кубанский архитектор Захарий Платонович Коршевец на деньги, собранные Комитетом Попечения у местных купцов, промышленников и просто горожан. Деньги собирали с помощью благотворительных сеансов, игр, лотерей. Одна жительница привела даже корову с телёнком. Год длилось строительство приюта, а в ноябре 1907-го состоялось его торжественное открытие на улице Железнодорожной, 8.

Начальницей    «Дневного убежища» стала Раиса Хлебникова, уроженка Екатеринодара,  горячая последовательница педагога Константина Дмитриевича Ушинского.

На верхнем этаже приюта размещались спальня для девочек, четыре просторных светлых класса, учительская, коридор, он же и рекреационный зал. Внизу располагались: столовая, кухня, гардеробная, спальня для мальчиков, мастерская, читальня. В подвальном этаже, где был погреб, хранились запасы продуктов на зиму.

Целеустремленная женщина не останавливается на достигнутом. Она с энтузиазмом продолжает заниматься благотворительностью, чтобы открыть на 6epeiy Чёрного моря детскую колонию-санаторий. В 1910 году ей удаётся  открыть санаторий при поддержке наказного атамана Михаила Павловича Бабыча, человека гуманного и отзывчивого (здание детского приюта и сегодня занимают дети, там располагается средняя школа № 12).

Всё в мире становится историей, близким или далёким прошлым: слова, дела, поступки, здания, даже сама природа. Незаметно исчезают поколения, и... вот уже никого нет из современников той эпохи, которая ещё вчера, казалось, была вечной, полновластной и обыденной в своих приметах. Прекрасно сказал архивист прошлого века Н. В. Калачов: «Местная история и ее памятники суть магнит, притягивающий сердце всякого к его родине, которой они так близки и со всех сторон касаются. Местный житель, кто бы он ни был, слушая рассказы об отдаленной старине своего края, проникается горячим к нему уважением и любовью: он сочувствует его бедствиям и радуется его счастью».

 
 
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения
Место для рекламы
Центральная городская библиотека им. А. С. Пушкина
Назад Наверх  
© 2007-2017 Igor Borowski