Гимн Краснодарского краяГерб и флаг Краснодарского краяСимволы субъектов Краснодарского края Добавить в Избранное Сделать стартовой Назад
Главная :Связь
 
Разделы:
Памятники
Губернатор
Руководители края
Культура
История
Казачество
Вокруг рекламы
Природа
Эрудит
Культура
Библиотеки
Памятники
Песни
Фотоальбом
Разное
Экономика и сельское хозяйство
Сайт

Реклама
Кубанские
 
 
Экономика Краснодарского края

Социально-экономическая , и политическая обстановка на Кубани и в Черноморье накануне и в годы первой русской революции
 

 

Российская империя вошла в XX в. с феодаль­ным прошлым и зримыми приметами нового време­ни. Вслед за странами, уже миновавшими многове­ковую полосу буржуазных революций, Россия только вступила в период великих социальных потрясений. За первые двадцать лет ей предстояло трижды пере­жить революционные взрывы, русско-японскую, ми­ровую и гражданскую войны.

Характерные особенности социально-политической обстановки на Кубани и в Черноморье этого периода состоят в тесном переплетении экономических, соци­альных, национальных, военно-политических и пси­хологических факторов. По свидетельству депутата Государственной думы и известного краеведа Ф. А. Щербины, данный регион представлялся бескрайним ис­точником естественных богатств с дефицитом рабо­чей силы. В результате снятия ограничений на въезд иногородних на Северный Кавказ устремился поток крестьян, сельскохозяйственных рабочих, предприни­мателей из российских губерний. Это привело к за­метному наращиванию экономического потенциала всего региона.

Основной фигурой кубанской станицы был серед­няк, на долю которого приходилось более половины всех хозяйств. Зажиточные казаки и беднота по чис­ленности были приблизительно равны, среди кресть­янства преобладали бедняки. Крестьянство в области делилось на три категории: коренные жителей, ино­городние, имевшие оседлость (их было большинство), и иногородние, арендовавшие землю у станичных об­ществ и вносившие специальную плату за право про­живания.

В Черноморской губернии в отличие от Кубанской области преобладало городское население с высокой концентрацией пролетариата. Здесь наряду с русскими и украинцами проживали армяне, грузины, гре­ки, молдаване, поляки, чехи, эстонцы и др.

Особенно успешно развивались те отрасли произ­водства, которые были связаны с производством и переработкой сельскохозяйственной продукции. Ис­пользование рыночного механизма, современных агрономических технологий и сложной техники при­вело к высоким показателям в таких отраслях про­изводства, как мукомольная, маслобойная, пиво­варенная, кожевенная, сыроваренная и табачная. Ку­бань стала ведущим поставщиком сельскохозяйствен­ного продовольствия на российские и европейские рынки. Кроме того, здесь налажено производство вы­сококачественного цемента и промышленная добыча нефти.

На фоне заметного роста основных экономиче­ских показателей, характерных для первой четверти XX в., резко обострились социально-экономические отношения между казачеством и иногородним крес­тьянством. Казачьи хозяйства Кубани по мере усиле­ния процесса капитализации сельского хозяйства и укрепления товарно-рыночных отношений все боль­ше сдавали свои позиции. Причины этого - длитель­ная военная служба казака и архаическая система войскового землепользования. Это особенно стало заметно в новых экономических условиях, когда ка­зачьи хозяйства явно уступали крепким хозяйствам иногородних крестьян.

Кроме того, за так называемыми казачьими воль­ностями, монолитностью, равенством и братством выходило наружу полное бесправие рядового казака. Как красноречиво отмечал депутат Государственной думы писатель Ф. Д. Крюков, «казак, находясь в ка­зармах и находясь дома, должен помнить, что он не человек в общепринятом смысле слова, а нижний чин и только нижний чин».

Серьезной проблемой как для всей России, так и для Кубани оставалась земля. Только 18,4 процента иногородних крестьян имели собственную землю. Устройством этой категории населения занимался Крестьянский банк, выдававший в ряде случаев ссу­ду в полном размере покупной цены при приобрете­нии земель Кубанского казачьего войска, а также Переселенческое управление, которое ставило своей задачей переселить крестьян из казачьих областей Северного Кавказа на отведенные для этой цели степи Восточного Закавказья и Черноморское побережье. Однако работа эта продвигалась медленно. Спрос на землю превышал предложение. Всего на землях Вос­точного Закавказья было устроено около 3000 крес­тьянских хозяйств, которые внесли большой вклад в экономику региона. Но основная масса иногороднего крестьянства так и оставалась жить на положении безземельных арендаторов. Российское правительство со своей стороны также принимало определенные меры для разрешения возникшей проблемы, но на практи­ке они оказались малоэффективными. К тому же ре­ализации правительственной программы помешала война.

Говоря об особенностях развития капиталистиче­ских отношений, необходимо отметить высокую кон­центрацию рабочих на предприятиях и сохранив­шуюся коллективистскую (общинную) психологию крестьянства. На Кубани насчитывалось до 40 тысяч профессиональных рабочих.

Серьезным испытанием стал разразившийся в 1901-1903 гг. мировой экономический кризис. Рево­люционные волнения, начавшиеся еще в 1890-е годы, становятся еще более активными и организованны­ми. В 1902-1903 гг. прошла грандиозная стачка ра­бочих в Ростове-на-Дону, в которой приняло участие до 200 тысяч человек. Набирало силу марксистское движение.

В 1902 г. в Екатеринодаре была организована «Группа кубанских рабочих», а в Новороссийске -«Социал-демократический союз». Вскоре в Армави­ре, Новороссийске, Екатеринодаре, Майкопе стала распространяться газета «Искра», листовки. Газета сообщала о первых маевках в Новороссийске (1900), Екатеринодаре (1902), расправе над рабочими желез­нодорожной станции Тихорецкая, поддержавшими все­общую забастовку рабочих Ростова-на-Дону в 1902 г.

Социал-демократы после своего II съезда партии в 1903 г. были формально едиными и входили в со­зданный в 1904 г. Кубанский комитет РСДРП. Соци­ал-демократические организации были созданы в ста­ницах Брюховецкой, Новокубанской, Ивановской, Стеблиевской, Полтавской, Джерелиевской, Марьянской, Натухаевской, Баталпашинской, Кущевской, Славянской, Бесскорбной, Отрадной.

В рамках общероссийского политического процесса на Кубани возникает целый спектр различных поли­тических партий как леворадикального, либерально-буржуазного, так и национального типа, представ­лявших интересы самых различных слоев общества. Заметное место занимали политические организации националистического толка.

9 января 1905 г. стало началом первой русской революции. В этот день в Екатеринодаре состоялась трехтысячная демонстрация трудящихся. Объявили забастовку рабочие чугунолитейных заводов Петрова и Гусника. Появились листовки с призывами бороть­ся против самодержавия, с требованием созыва Учре­дительного собрания, свободы слова, совести, печа­ти. Волна митингов и демонстраций в знак протеста в связи с расстрелом мирной демонстрации в Санкт-Петербурге прокатилась по всем крупным городам Кубанской области и Черноморской губернии. Ми­тинги и демонстрации зачастую сопровождались столкновениями с полицией.

В ходе весенних выступлений 1905 г. рабочих Армавира, Екатеринодара, Новороссийска, Ейска эко­номические стачки сочетаются с политическими за­бастовками и демонстрациями. Со 2 по 17 мая про­шла общегородская стачка в Ейске, отличавшаяся упорством и организованностью рабочих, добивших­ся сокращения рабочего дня и увеличения заработ­ной платы.

16 июня объявили забастовку рабочие Кавказского депо, выдвинув экономические требования. С 11 июля прекратилось движение поездов по Владикавказской железной дороге. Рабочие станций Ростова-на-Дону, Новороссийска, Грозного, Минеральных Вод, Тихо­рецкой и Кавказской выдвинули политические и эко­номические требования. В течение месяца было пре­рвано железнодорожное сообщение Кавказа с центром страны.       Власти применили против бастующих воору­женные силы. В ходе карательной акции было убито 13, ранено 15, арестовано 176 рабочих. Новороссий­ские рабочие в знак солидарности с железнодорож­никами провели демонстрацию под лозунгами «Сла­ва борцам за свободу!», «Смерть тиранам!».

Заметное место в событиях 1905-1907 гг. зани­мали и выступления сезонных рабочих. Первоначаль­но эти выступления носили в основном стихийный характер. Зачастую все сводилось к требованию уда­ления сельскохозяйственной техники или просто к разрушению машин. Подобный характер протеста сви­детельствовал о безысходности положения. Рабочие теряли веру в незыблемость существующих порядков и начинали понимать необходимость коллективного отпора, приобретавшего форму отчаяния и мести.

Высшей точкой первой русской революции явля­ется октябрь-декабрь 1905 г. Издание царского Манифеста 17 октября 1905 г., провозгласившего введение в стране политических прав и свобод, в тех конкретно-исторических условиях привело лишь к временному снижению остроты недовольства в стране, но не могло устранить их полностью. С 12 по 25 де­кабря 1905 г. в Новороссийске вспыхнуло вооружен­ное восстание. Этому предшествовала политическая забастовка, начавшаяся в городе по призыву Черно­морского комитета РСДРП. В ходе ее был образован Новороссийский Совет рабочих депутатов, в который вошли большевики, меньшевики и эсеры. Своеобра­зие этого события заключалось в том, что под нати­ском рабочих и перешедших на их сторону войск ме­стного гарнизона царская администрация бежала из города и власть без боя была захвачена Советом ра­бочих депутатов. В течение двух недель Новороссийск представлял собой маленькую республику, в которой Совет опирался на силы боевой дружины и поддерж­ку рабочих. Совет осуществил ряд революционных мероприятий, направленных на укрепление своей вла­сти и улучшение положения трудящихся.

Эти события в Черноморской губернии захватили и трудящихся Сочи и Сочинского округа, где в ре­зультате баррикадных боев, начавшихся 28 декабря, власть на несколько дней перешла к восставшему народу. Центром восстания стал штаб боевой дружины, руководимой Сочинской группой РСДРП. Восставший небольшой город окружили со стороны моря и суши пра­вительственные вооруженные силы. 5 января 1906 г. восстание было подавлено.

За период 1905-1907 гг. в Кубанской области произошло 730 выступлений, в Черноморской губер­нии - 164. Наибольшая активность наблюдалась в Кавказском, Темрюкском, Лабинском отделах, в ме­стах крупных сельских капиталистических хозяйств, табачных плантаций и железнодорожных станций.

Новым явлением было совместное выступление казаков и крестьян. В 1905 г. казаки 19 станиц Кубанской области участвовали в 29 выступлениях (15 самостоятельно, 14 совместно с иногородними кре­стьянами). В 1906 г. - 39 станиц (27 самостоятельно, 12 совместно с иногородними крестьянами). В 1907 г. отмечено 53 выступления казаков (10 самостоятельно, 43 совместно с иногородними крестьянами). Основ­ной проблемой здесь был земельный вопрос. В отли­чие от европейской России на Кубани эта борьба была выражена менее ярко, хотя имели место 11 случаев прямого захвата земли и 20 выступлений на почве ее аренды.

Распространенным явлением стала незаконная рубка леса, потрава частновладельческих угодий. В станицах Бесскорбной, Попутной, Отрадной, селе­ниях Казьминское, Успенское, Галицинское казаки и иногородние на общих сходах принимали совмест­ные решения по захвату частновладельческих сено­косов. Самовольная рубка леса отмечалась в Май­копском и Темрюкском отделах Кубанской области и в Черноморской губернии. Причиной тому могли быть и часто повторяющаяся засуха, и отсутствие стро­ительного материала для постройки жилища.

В ряде случаев требования крестьян находили понимание у властей и решались положительно. Ле­том 1906 г. крестьяне - арендаторы городских земель Екатеринодара, Ейска, Темрюка, протестуя против спекуляции земельными участками, выступили с пред­ложением раздачи городских земель мелкими участ­ками по жребию с целью недопущения к аренде бога­тых садоводов и огородников и уменьшения арендной платы. Городская дума Екатеринодара после рассмот­рения указанных предложений снизила арендные платежи на 30 процентов и перешла к распределе­нию земли мелкими участками.

Формой протеста в рассматриваемый период можно считать отказ иногородних крестьян платить «поса­женную плату» (за проживание на казачьей террито­рии). В 1905 г. размер таких поступлений сократился по сравнению с 1904 г. до 42,2 процента, в 1906 г. он составил 48,8, в 1907 г. - 66,8 процента. Иногород­ние крестьяне считали этот налог незаконным. В ста­нице Лабинской было даже выдвинуто требование возвратить «посаженную плату» с 1868 г. В станице Ильской Кавказского отдела крестьянам удалось добиться возвращения конфискованного за неуплату этого долга скота и имущества.

В годы первой российской революции в результа­те революционного народного творчества возникли массовые организации - революционные крестьян­ские комитеты, являвшиеся органами восстания и на­родной власти на селе. Крестьянское движение на Кубани возглавило Кубанское отделение Всероссий­ского крестьянского союза (ВКС). Активную роль в руководстве этой организации играли либеральная интеллигенция и эсеры. В Кубанской области мест­ные организации ВКС были созданы в станице Пав­ловской Ейского отдела, где членами союза состояло 500 человек. Местные организации были созданы в Темрюке, станице Славянской, Мингрельской, Небер-джаевской Темрюкского отдела, в станице Ахметовс-кой Лабинского отдела.

Заметную роль в организации местных отделений Крестьянского союза сыграл основанный в конце 1905 г. левыми партиями «Рабоче-крестьянский союз»

станицы Славянской, куда вошли иногородние крес­тьяне, рабочие, приказчики, учителя и другие мест­ные жители.

К лету 1906 г. на Кубани сформировался област­ной комитет Всероссийского крестьянского союза с местными отделениями в станицах и отделах. В на­чале 1907 г. созданы районные отделения Кубанско­го комитета в Екатеринодаре, Кавказской, Крымской, Майкопе. В большинстве случаев эти отделения со­стояли из иногородних крестьян. В станицах Бесса­рабской, Вознесенской, Лабинской и Упорной Лабин-ского отдела в союз вступали не только иногородние, но и казаки.

В феврале 1907 г. в Екатеринодаре состоялся съезд представителей Кубанского и Черноморского комитетов ВКС, сыгравший важную роль в подготов­ке наказов во время выборов в Государственную думу.

В годы первой русской революции широкое распространение получила «приговорная кампания». В приговорах, которые принимались на сельских схо­дах, содержались требования созыва Государствен­ной думы на основе всеобщего избирательного права при прямом и тайном голосовании, свободы печати, собраний, союзов, стачек, отмены выкупных плате­жей, введения подоходного налога, отмена частной собственности на землю. Крестьяне станицы Гиагинской Майкопского отдела Кубанской области в своем приговоре записали, что «земля должна быть обще­ственная и должна даваться мужскому полу от рож­дения до смерти, женскому полу - до замужества, если муж умрет - жена может воспользоваться его наделом; запасная общественная земля должна об­рабатываться своими средствами, но не может быть предметом аренды; на общественной земле не долж­но быть частных торгово-промышленных предприя­тий, могут быть только общественные мельницы, мас­лобойные заводы, кузницы, столярные мастерские, полученный доход должен идти на общественные и

государственные нужды». В этих требованиях отра­зились народнические представления мелкобуржуаз­ного социализма, направленные в конечном итоге против старой, крепостнической России, против фео­дального неравенства.

Революционная ситуация в стране хотя и слабо, но оказала определенное влияние на оживление на­ционального движения горских народов Кавказа. Характерной особенностью национальных районов было переплетение аграрного движения крестьянства с национально-освободительной борьбой.

По мере развития революции волна стихийных народных выступлений постепенно ослабевает и пе­реходит в плоскость предвыборной борьбы. Центром общественного движения становится Государственная дума. Большинство депутатов Государственной думы, избранных от Кубанской области и Черноморской губернии, всех четырех созывов были профессионально подготовлены к законотворческой деятельности, за­нимали активную гражданскую позицию, участвова­ли в деятельности различных партий, общественных организаций, научно-просветительских обществ.

Среди вопросов, обсуждавшихся в I Государствен­ной думе, были политико-правовое положение каза­чества и земельный вопрос. Представители правого крыла Государственной думы и правительство высту­пали за сохранение существующего положения со­словной обособленности казачества и неприкосновен­ности казачьего быта. Либеральные партии требовали «раскрепощения» казачества, выступали за облегче­ние материального положения, тяжести воинской повинности и за переход от централизованного прав­ления к свободной демократии на основе самоуправ­ления казачьих областей. В то же время они высту­пали за сохранение казачества как самостоятельной этносословной общности. Левые депутаты выступали за уравнение в правах казаков с остальными гражда­нами России и упразднение казачества как сословия.

Депутаты, представляющие интересы казачества, подняли вопрос о неправомерности использования правительством казачьих подразделений для выпол­нения полицейских функций в борьбе с внутренними врагами государства. Впервые в российской истории представители казачества на столь высоком уровне пытались дистанцироваться от действий правитель­ства.

При обсуждении аграрного вопроса депутаты пра­вых партий, традиционно защищая неприкосновен­ность помещичьих земель, не возражали против идеи наделения землей малоимущих крестьян внутренних губерний за счет земельного фонда, в который бы вош­ли и казачьи земли. Левое крыло Государственной думы предлагало казачьи войсковые и надельные зем­ли включить в общий земельный передел. Аграрный вопрос не был решен. Через 72 дня работы Государ­ственная дума была досрочно распущена Николаем II.

Выборы во II Государственную думу проходили в обстановке спада революции и усиления репрессий. Только правые и центристские партии получили воз­можность свободной агитации. В Государственную думу от неказачьего населения Кубанской области и Черноморской губернии благодаря тактике левого блока были избраны два социал-демократа (Л. Ф. Ге-рус и В. И. Миртов) и один эсер (П. С. Ширский). Казачьи выборщики делегировали народного социа­листа (известного историка и статистика Ф. А. Щер­бину) и двух кадетов (К. Л. Бардижа и Н. Г. Кудряв­цева).

Впервые в Государственной думе была сформиро­вана казачья фракция. В ее основу был положен со-словно-территориальный принцип. Сословно-регио-нальные проблемы стали стержнем, вокруг которого происходило объединение казачества в общественно-политическое движение. С начала образования фрак­ция состояла из правого (консервативного) и левого (либерального) крыла. Между ними шла постоянная борьба. Консерваторы предлагали ограничиться только вопросами, относящимися к казачеству. Либералы пытались связать интересы казачества с общероссий­скими проблемами. В конце апреля 1907 г. фракция распалась из-за несогласованности в действиях депу­татов, наличия групповых интересов, отсутствия еди­ного лидера, бескомпромиссности, отсутствия опыта парламентской работы.

Не имея возможности объединиться по сословному признаку, часть депутатов предпочла территориаль­ные группировки для отстаивания своих местных инте­ресов. После дискуссий образовалась «Группа пред­ставителей казачьих областей», которая включала в себя не только казаков, но и других представителей от казачьих областей (иногородних). Председателем группы был избран представитель от кубанского ка­зачества депутат К. Л. Бардиж. Малочисленность ка­зачьей фракции в Государственной думе не позволяла ей занимать самостоятельную позицию и вынуждала идти на контакт и сотрудничество с другими парла­ментскими объединениями. Однако фракция имела характер общеказачьего центра.

Депутаты от казачьих регионов в III и IV Государ­ственных думах продолжали добиваться принятия законов по либерализации управления казачьими войсками. Однако большинство депутатов враждебно отнеслось к требованию казаков установить у них де­мократическое управление. Почти ни одна из реформ не была принята Государственной думой. Казачество продолжало оставаться под управлением военно-бю­рократического аппарата Российской империи.

Нерешенность большинства проблем, затраги­вавших казачьи интересы, стала одной из причин, во-первых, спада популярности либералов среди ка­зачества, во-вторых - потери интереса к думской дея­тельности и уверенности в возможности добиться мир­ным путем каких-либо изменений в лучшую сторону в своем положении.

Характер программных требований казачества по аграрному вопросу практически не менялся, наблю­далось лишь их некоторое обобщение в кадетской формуле: «Земли и воли». Менее популярным стал лозунг, выдвинутый ранее кадетами, предусматривав­ший выкуп частновладельческой земли по «справед­ливой» оценке. Выдвигали его выборщики от казачь­его населения Кубанской области. В течение первой революции казаки трижды высказывались по вопросу о земле и трижды меняли свой подход к его разреше­нию. Когда речь шла о земельных владениях самих казаков, предлагалось превратить все земли Кубан­ской области (в том числе казенные и кабинетские) в войсковую и общинную собственность. В войсковую собственность предлагалось выкупить и частновла­дельческие земли на тех же условиях. Безземельных крестьян-переселенцев предлагалось наделить участ­ками «из земель общегосударственного фонда вне пре­делов Кубанской области», т. е. фактически выселить их. Разрешение аграрного вопроса в общегосударствен­ном масштабе представители казачества считали возможным в рамках программы кадетской партии. Поэтому аграрная программа этой партии и была по­ложена в основу предложений депутатов Государствен­ной думы от казачьего населения.

Суть этих предложений заключалась в скорейшем наделении землей трудящееся земледельческое насе­ление путем передачи ему в пользование казенных, кабинетских, удельных, монастырских и церковных земель безвозмездно, а частновладельческих - путем принудительного выкупа на началах, выработанных Государственной думой. Что же касается обеспече­ния землей казаков, то программа предусматривала то, что наличные казачьи земли должны составить войсковой фонд; частновладельческие же земли, вы­деленные из войсковых владений, должны быть воз­вращены в войсковой фонд путем принудительного отчуждения; а монастырские и церковные поступают туда безвозмездно.

Казаки считали также необходимыми изменения внутреннего управления: введение самоуправления в виде Войсковой Рады и общественно-станичного са­моуправления. Рада должна была избираться всем населением, а ее постановления считаться окончатель­ными. Все должностные и административные лица в войске вплоть до войскового атамана предлагалось сделать выборными.

Предлагалось также установить срок действитель­ной военной службы казаков в три года, по истече­нии которого они поступали в запас (где числились до 38 лет) и становились полноправными граждана­ми страны. Находясь в запасе, казакам необходимо было хранить лишь холодное оружие и седло. Отме­нить существование приготовительного разряда, вто­рой и третей очереди ввиду их бесполезности и боль­ших материальных затрат.

В политической области казачество выступало за учреждение конституционной монархии. Сохраняя и даже увеличивая свои привилегии, казачество стре­милось существенно облегчить тяготы той повиннос­ти, ради которой и были учреждены казачьи войска в России.

В период первой русской революции происходили отдельные выступления в армии и на флоте. Вся стра­на с волнением следила за восстанием на броненосце «Князь Потемкин Таврический». 13 октября 1905 г. на собрании новобранцев в Екатеринодаре была при­нята резолюция о присоединении к революционной борьбе против самодержавия, за свободу и землю. Эту резолюцию отпечатал Кубанский комитет РСДРП. 16-24 ноября произошли волнения в 252-м Анап­ском резервном пехотном батальоне, солдаты кото­рого выработали 40 пунктов требований (в том числе отмена смертной казни и освобождение всех полит­заключенных).

Наиболее значимым стало восстание 2-го Урупского полка Кубанского казачьего войска, начавшее­ся 16 декабря 1905 г. одновременно в Екатеринодаре и Новороссийске. Во время пребывания урупцев в ста­ницах Майкопского отдела руководители восстания А. Курганов, Н. Шумаков и К. Соколов составили и распространили воззвание «Ко всем гражданам Рос­сии!». В воззвании говорилось о том, что и после Ма­нифеста 17 октября их заставляли убивать мирных граждан, разгонять собрания. Не желая вести брато­убийственную войну, казаки заявили об отказе несе­ния полицейской службы.

Восстание 2-го Урупского полка и волнения в 17-м Кубанском пластунском батальоне способствовали успеху новороссийского восстания и подъему кресть­янской борьбы в Майкопском и Темрюкском отделах Кубанской области. Однако в целом казаки были еще слишком далеки от того, чтобы перейти на сторону революционного народа.

3 июня 1907 г. был опубликован правительствен­ный манифест, подписанный императором Никола­ем II, о роспуске II Государственной думы и изменении Положения о выборах. Этот акт вошел в отечествен­ную историю под названием «третьеиюньский пере­ворот» и означал поражение революции.

В стране наступила реакция. Были разгромлены социал-демократические группы в Армавире, Ейске, в станицах Павловской, Новощербиновской, Славян­ской, селе Михайловском. Несмотря на репрессии, социал-демократам и эсерам удалось сохранить свои подпольные организации. Социалисты продолжали руководить стачками, печатали революционные из­дания, используя легальные и нелегальные формы политической борьбы.

Очередная активизация социального движения на Кубани и в Черноморье была связана с известием о расстреле рабочих на Ленских золотых приисках и выборах в IV Государственную думу.

 

 

 
 
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения
Место для рекламы
Центральная городская библиотека им. А. С. Пушкина
Назад Наверх  
© 2007-2017 Igor Borowski