Гимн Краснодарского краяГерб и флаг Краснодарского краяСимволы субъектов Краснодарского края Добавить в Избранное Сделать стартовой Назад
Главная :Связь
 
Разделы:
Памятники
Губернатор
Руководители края
Культура
История
Казачество
Вокруг рекламы
Природа
Эрудит
Культура
Библиотеки
Памятники
Песни
Фотоальбом
Разное
Экономика и сельское хозяйство
Сайт

Реклама
Кубанские
 
 
Культура Кубани

Развитие образования и культуры на Кубани
 

 

Развитие образования и культуры на Кубани в 1920-1930-е годы

Начавшаяся в 1920-е годы культурная револю­ция имела несколько задач: ликвидация культурной отсталости, и прежде всего неграмотности населения страны, обеспечение условий для развития творческих сил трудящихся, формирование социалистической интеллигенции и утверждение идеологии научного коммунизма в сознании широких масс. Развитие куль­туры с самого начала увязывалось со служением ин­тересам партии и государства, общества и лишь по­том с интересами гармоничной, всесторонне развитой личности, нового человека как продукта культурной политики.

Одним из центральных направлений политики в об­ласти культуры была работа по ликвидации негра­мотности среди населения. Уже в конце 1918 г. были ликвидированы гимназии, реальные училища, цер­ковноприходские и земские школы. На их месте со­здавалась единая для всей страны трудовая школа из двух ступеней (по срокам обучения пять лет или че­тыре года). Плата за обучение отменялась. Работа по ликвидации неграмотности началась после принятия 26 декабря 1919 г. декрета «О ликвидации неграмот­ности среди населения РСФСР». Он обязывал все на­селение страны от 8 до 50 лет обучаться грамоте на русском или родном языке. Уклоняющиеся от этого могли быть привлечены к уголовной ответственности.

19 июля 1920 г. была создана Всероссийская чрез­вычайная комиссия по ликвидации безграмотности.

На Кубани в 1920 г. не знали грамоты 468 766 детей школьного возраста. В городах и сельской местности создавались пункты ликбеза для обучения неграмот­ных чтению и письму. Однако эта работа осложня­лась недостатком финансовых средств.

После ходатайства партийных, государственных и общественных организаций Кубани 9 декабря 1921 г. вопрос «Об улучшении положения дела народного образования в Кубано-Черноморской области» заслу­шал Совет труда и обороны. А 23 января 1922 г. вопрос «О мерах к улучшению положения дела народ­ного образования в Кубано-Черноморской области» был включен в повестку дня заседания Совнаркома. Ку­бани были выделены 15 тысяч дополнительных пай­ков для учителей и учащихся, денежные средства. Помощь селу в решении этой проблемы оказывали городские шефские организации, общество «Долой неграмотность».

Одновременно осуществлялась идея создания по­литехнической или трудовой школы. На I съезде ра­ботников народного образования (1918) было приня­то «Положение о единой трудовой школе». «Основой школьной жизни, - говорится в этом документе, -должен служить производственный труд... не только как метод преподавания, но именно как производ­ственный, необходимый труд...»

Прежняя концепция, предполагавшая трехступен­чатую школу, была заменена профтехнической шко­лой с профессиональной спецподготовкой, специали­зацией учащихся в 15 лет. Новая школа строилась с ориентацией на потребность государства в трудовых ресурсах. Овладеть профессией подросток мог при поступлении после четырехлетки в низшие професси­ональные школы и школы фабрично-заводского уче­ничества (ФЗУ), после семилетки - в техникум с трех­летним сроком обучения. Девятилетка же давала некоторую профессиональную выучку и подготавли­вала к поступлению в высшую школу. В целом ликвидация неграмотности и развитие школьного обуче­ния проходили успешно. Так, в 1931 г. 85 процентов населения Кубани овладели грамотой, количество школ с 1913 по 1938 г. выросло с 880 до 2498, число учащихся увеличилось в 4 раза и составило 628 915 че­ловек, хотя в крае еще оставалось 76 469 неграмот­ных.

Преобразования коснулись и высшей школы. Были введены новые правила приема в вузы. Зачисление студентов проводилось без экзаменов и без докумен­тов о среднем образовании. Преимуществами при по­ступлении в вузы пользовалась молодежь из среды рабочих и крестьян.

Подготовка к открытию вуза шла на Кубани еще до революций. В начале 1918 г. в Екатеринодаре об­разовалась инициативная группа по решению этого вопроса. Ее разработки были использованы при Со­ветской власти. 16 июня 1918 г. Совет народного об­разования Кубано-Черноморской республики принял решение об открытии в Екатеринодаре Северо-Кавказ­ского политехнического института. Он имел шесть от­делений и мог готовить квалифицированных рабочих, специалистов среднего и высшего уровня. Десятого (23) февраля 1919 г. Кубанское краевое правитель­ство объявило о создании политехнического институ­та, состоявшего из трех факультетов. А так как СКПИ в условиях Гражданской войны функционировать не мог, то 5 -сентября 1919 г. произошло слияние этих двух институтов.

Пятого сентября 1920 г. состоялось торжественное открытие Кубанского государственного университета. 15 октября 1920 г. КубГУ был утвержден Государ­ственным ученым советом РСФСР в составе рабочего, медицинского, естественного факультетов. Первым ректором университета был Никандр Александрович Маркс (1862-1921). Восьмого сентября 1920 г. был открыт Институт народного образования, а в октябре этого же года открываются Высшие государственные художественные мастерские, а также Кубанская го­сударственная консерватория.

После окончания Гражданской войны в стране складывается тяжелое положение. 28 октября 1921 г. был закрыт Кубанский госуниверситет. Его медицин­ский факультет был преобразован в Кубанский меди­цинский институт, который стал работать как само­стоятельный вуз с 1 ноября 1921 г. Большой вклад в развитие вуза и медицины на Кубани внесли такие ученые, как Н. Ф. Мельников-Разведенков, С. В. Очаповский (1878-1945), имя последнего было присвое­но краевой больнице.

В 1921 г. Институт народного образования был переименован в пединститут. В марте 1922 г. на базе факультета Кубанского политехнического института был открыт Кубанский сельскохозяйственный инсти­тут. Организатором его явился А. А. Ярилов (1868-1948).

Необходимо отметить большое значение трудов ученого-самоучки Ю. В. Кондратюка, который в 1925-1926 гг. жил и работал в станице Крыловской меха­ником элеватора. Здесь он закончил свою книгу «За­воевание межпланетных пространств», независимо от Циолковского вывел основные уравнения полета ра­кеты, рассчитал траекторию космических полетов, предложил решение проблемы создания межпланет­ных заправочных ракетных баз. Именем Кондратюка назван кратер на обратной стороне Луны.

Тяжелое экономическое положение страны в 1921-1922 гг. привело к сокращению вновь созданных ву­зов. К июню 1922 г. на Кубани действовало четыре высших учебных заведения: политехнический, сель­скохозяйственный, педагогический и медицинский институты. В 1937 г. велись занятия в 11 технику­мах и училищах. Отряд кубанских студентов насчи­тывал 4196 человек. В целом задача создания новой интеллигенции решалась успешно.

Развивались и научно-исследовательские учреждения. В 1932 г. в Краснодаре открылся Всесоюзный научно-исследовательский институт масличных куль­тур, вскоре ставший всемирно известным.

Создание высшей школы стало возможным пото­му, что в период революции и Гражданской войны в Екатеринодаре оказалось много видных представите­лей отечественной науки. К сотрудничеству с совет­ской властью пришли такие профессора, как С. А. За­харов, М. В. Клочков, М. Н. Коваленский, Н. А. Маркс, Н. Ф. Мельников-Разведенков, П. Е. Никишин, И. Г. Савченко, С. В. Очаповский, В. С. Пустовойт, Б. Л. Розинг, А. А. Ярилов. В краснодарских вузах преподавал английский язык и английскую литера­туру С. Я. Маршак. Выпускники кубанских вузов по­полняли ряды формировавшейся советской интелли­генции.

Важной частью культурного строительства стала организация широкой сети библиотек, которые были бесплатными и общедоступными. В 1937 г. в крае их насчитывалось 1791, до революции было всего 19.

Советская власть проявила крайнюю заинтересо­ванность в искусстве. Идеологическая функция ис­кусства воспринималась как доминирующая. С пер­вых дней Советская власть на Кубани проявляла особый интерес к театральному делу, поощряла его, не теряла контроль над ним. Первого мая 1920 г. в Екатеринодаре открылся первый советский театр. По данным на 1 октября 1920 г., в области существова­ло около ста театров, драматических студий, союзов любителей сценического искусства.

В 1920-е годы продолжали работать еще старые художественные коллективы, появилось много худо­жественной интеллигенции, приехавшей сюда в годы Гражданской войны. Они ведали подотделами ис­кусств отдела народного образования: музыканты М. Эрденко, С. Богатырев, Г. Концевич; художники С. Воинов, А. Юнгер, П. Краснов; литераторы С. Мар­шак, Е. Васильева, Б. Леман. Подотдел искусств Новороссийска возглавлял режиссер В. Мейерхольд, там работал поэт А. Ростиславцев.

Антибольшевистская направленность их творче­ства в годы Гражданской войны не мешала профес­сиональной деятельности. Рабочие и крестьяне стали основными зрителями в театрах и на концертах. В Но­вороссийске оркестр симфонической музыки насчи­тывал 211 музыкантов. В Екатеринодаре был театр революционной сатиры, в Новороссийске - театр по­литической сатиры. В театре для рабочих и красноар­мейцев показывали спектакли на революционные темы по пьесам Ф. Гладкова, В. Вишневского, Е. Вен­ского, А. Рославцева.

Первого октября 1920 г. открылась Кубанская го­сударственная консерватория, объединившая две консерватории, существовавшие в годы Гражданской войны. Обучение в ней было бесплатным (бюджет Наркомпроса).

В годы нэпа дотации государства на развитие куль­туры сократились. Тридцать процентов работников искусства оказались безработными. Распался даже оркестр Кубанского казачьего войска (с 1920 г. - го­сударственный). С 1922 г. начали действовать репер­туарные советы в театрах, которые следили за идео­логической направленностью спектаклей. Учебные заведения были сняты с государственного бюджета. Не выплачивалась зарплата. К середине 1920-х го­дов многие приехавшие на Кубань творческие люди покинули регион.

Кубанская интеллигенция со спектаклями выез­жала в село. Центром музыкального просвещения стал музыкальный техникум. Популяризатором му­зыки на Кубани был И. Войтехов - преподаватель в музыкальном техникуме. Выступал кубанский музы­кальный квартет, организованный в 1925 г. В августе 1924 г. управление по делам музеев выделило худо­жественный отдел областного музея в самостоятель­ное учреждение под названием «Кубанский советский художественный музей». Его фонды насчитывали 730 картин и 1400 ценных предметов из бывшей кар­тинной галереи города, собранной Ф. А. Коваленко. Музею было присвоено имя А. В. Луначарского. 19 апреля 1993 г. постановлением главы админи­страции Краснодарского края художественному му­зею было возвращено имя Ф. А. Коваленко, которое картинная галерея носила еще до революции.

В 1937 г. в крае ставили спектакли в 11 театрах, действовало около 800 киноустановок, издавалось 154 газеты. С 1920 по 1932 г. в литературной ситуа­ции усилился «украинский элемент» - так называе­мый украинский период советской литературы. Лите­ратурный кружок в станице Старокорсунской в 1920 г. стал издавать журнал «Зоря», в котором печатали произведения Н. Щербины, Ю. Литовченко, В. Че­редниченко. В 1923 г. в станице Полтавской возник новый литературный очаг. Студенты педтехникума организовали филиал объединения пролетарских пи­сателей «Гарт» («Горн»). Активными участниками филиала стали писатели К. Тихий, М. Проминь.

Организуются новые журналы и альманахи: «На-ступ», «Нова Кубань» и др. Темы статей в них - кол­хозное переустройство, Гражданская война, индуст­риализация. Кубанские писатели создают в конце 1920-1930-х годов новые произведения. Вышел сбор­ник стихов Ф. Приймы, И. Луценко, романы С. Доб­ровольского «Железный конь» и М. Михаевича «Ста­ничные рассветы». Писались и выпускались школьные учебники, пособия для украинских учебных заведений.

В конце 1932 г. было принято решение о прекра­щении украинизации Кубани. Был запрещен выпуск двадцати украинских газет и журналов, прекратилось радиовещание на украинском языке, закрыто несколь­ко сотен школ, упразднялись украинские пединсти­туты и институты; сжигались книги на украинском языке. В 1933 г. были репрессированы многие лите­раторы, профессора, студенты пединститута и укра­инского отделения рабфака.

В 1930-х годах были репрессированы писатели В. Потапенко, Г. Доброскок, С. Грушевский и другие, что составило почти весь актив украинской писатель­ской организации. Уцелевшие либо эмигрировали в годы Великой Отечественной войны (Н. Щербина, В. Очерет и др.), либо были репрессированы после нее, некоторые стали писать свои произведения на рус­ском языке.

Другими поощряемыми видами искусства становит­ся агитационно-массовое и монументальная скульпту­ра, мало распространенные на Кубани до революции. Искусство оформления революционных праздников, ориентированное на выполнение агитационной функ­ции в 1920-х годах, в 30-е годы перерастает в про­славление достижений. Что касается скульптуры, то в первое десятилетие после революции в городах Ку­бани были построены и планировались монументы в честь революции, Ленина, а в 30-е годы - повсеместно устанавливали однообразные гипсобетонные скульп­туры.

Большое место в своей культурной политике боль­шевики отводили антирелигиозной пропаганде. Ате­истическая доктрина превратилась в государственную политику. Постепенно церковные праздники стали вытесняться советскими. Советский декрет «О свобо­де совести, церковных и религиозных обществах», принятый 23 января (5 февраля) 1918 г., лишал цер­ковь права юридического лица, возможности зани­маться благотворительной и воспитательной деятель­ностью, преподавать вероучение в школе. В феврале 1922 г. ВЦИК принял постановление об изъятии цер­ковных ценностей на борьбу с голодом. Изъятие цен­ностей на Кубани началось с Краснодара в апреле 1922 г. и завершилось в середине мая 1922 г. По области изъятие закончилось к 22 июля. Известны случаи открытого противодействия со стороны мирян. В Ейске местный епископ Евсевий (Рождественский) во время изъятия ценностей из собора приказал бить в набат. Произошли столкновения верующих с влас­тями. Епископ был приговорен к лишению свободы на семь лет. С 1929 г. началось массированное на­ступление на все религии по всей стране, в том числе и на Кубани. К середине мая в Краснодаре было изъ­ято более 23 пудов серебра, 16 золотников (золотник равен 4,26 г) золота и другие ценности.

С 1918 по 1928 г. в Кубанской области число цер­квей уменьшилось с 667 до 510, все три монастыря были закрыты. К январю 1926 г. на территории Ку­бани и Черноморья произошло 201 антисоветское выступление по религиозным мотивам.

Таким образом, в 1920-е годы проявились две тен­денции в развитии культуры. С одной стороны, на ее демократизацию, с другой - на усиление партийно-государственного контроля.

 

Развитие науки, культуры и образования (1945-1985 гг.)

В советский период развитие культуры, науки и образования рассматривалось как важнейшая состав­ляющая, один из ведущих факторов построения об­щества социальной справедливости - коммунизма. Ведущую роль в контроле над культурно-просвети­тельской деятельностью играли партийные органы. Система руководства культурными процессами окон­чательно оформилась перед Великой Отечественной войной. В последующее время она лишь уточнялась и совершенствовалась. В условиях Кубани важней­шие вопросы культурного развития рассматривались на заседаниях бюро краевого комитета партии. Не­посредственный контроль над учреждениями культуры и образования, культурно-просветительной работой, искусством осуществляли специальные отделы край­кома. Финансирование деятельности по развитию культуры отводилось государственным органам - со­ответствующим отделам исполнительного комитета краевого Совета депутатов.

Несмотря на то что финансирование системы об­разования осуществлялось по остаточному принципу, выделяемые средства были значительны. Так, за пяти­летие между 1960 и 1965 гг. почти в два раза выросли расходы на народное образование: с 65,5 до 109,5 млн рублей.

Количество школ неуклонно росло. С 1971 по 1975 г. на Кубани было построено 280 новых школ на 134 ты­сячи мест. К 1985 г. в крае действовало шесть ву­зов, не считая факультетов и УПК заочных институтов. Число обучающихся достигло 1 млн 800 тыс. человек. В том числе в школах обучалось более 600 тысяч уча­щихся, в высших учебных заведениях - 130 тысяч будущих специалистов. Тысячи жителей Кубани обу­чались в техникумах, училищах, на курсах усовер­шенствования и повышения квалификации, в школах коммунистического труда, в кружках экономических знаний, в народных университетах. К 80-м годам каж­дый работающий в сельскохозяйственном производ­стве имел техническую специальность, а каждый тре­тий житель села - высшее или среднее образование. На селе появились новые специальности: машинист, оператор, техник-электрик, теплотехник, лаборант, садовод-декоратор.

В целом в 60-е - начале 80-х годов в этой сфере жизнедеятельности общества удалось добиться впе­чатляющих успехов, что не могло не сказаться на развитии социальной сферы, повышении благососто­яния населения Кубани. К примеру, успехи в произ­водстве сельхозпродукции позволили колхозу имени Кирова Каневского района, возглавляемому Героем Со­циалистического Труда И. П. Переверзевым, стать кол­хозом-миллионером. Ему хватало средств не только на производственные нужды, но и на финансирование программы улучшения социально-бытовых условий жизни колхозников. Были заасфальтированы улицы станицы, созданы прекрасный парк и розарий,' постро­ены стадион, крытый плавательный бассейн, спортив­ный комплекс, музыкальная школа, детский комби­нат, Дворец культуры, которому мог бы позавидовать любой город. Деятельность этих учреждений в значи­тельной мере способствовала повышению качества досуга колхозников, делала жизнь молодого поколе­ния более интересной, насыщенной. Далеко за преде­лами Кубани известны достижения в производстве, а также в социальном обустройстве коллективов рисо-совхоза «Красноармейский», где директором долгие годы был Герой Социалистического Труда А. И. Май-стренко, колхоза «Заветы Ильича» Брюховецкого района, и здесь многие годы бессменно работал пред­седателем Герой Социалистического Труда И. И. Бу-ренков.

В этот период активно занимались улучшением социально-бытовых условий и жизни людей, велась газификация городов и станиц, улучшалось водоснаб­жение. Сводилась к минимуму потребность в детских садах и яслях, плодотворнее заработала система здра­воохранения, индустрия отдыха. Существенно улуч­шилось положение системы народного образования, профессионально-технического обучения и высшей школы. Активно шел процесс строительства, особен­но на селе, клубов, домов культуры, библиотек, ки­нотеатров, музыкальных школ. Заметные успехи были достигнуты в области развития спорта - 93 стадиона, 45 плавательных бассейнов, свыше 1200 спортпло­щадок и других физкультурных центров со штатом почти 6000 спортработников обслуживали кубанцев.

Еще в дореволюционный период на Кубани активно создавались музеи. В 1960-1980-е годы действовало 17 музеев. Среди них особенно выделялся Краснодар­ский краевой художественный музей им. А. В. Луна­чарского (ныне им. Ф. А. Коваленко). Музей располагает такими шедеврами отечественной и мировой живописи, как полотна К. Малевича, М. Шагала, другими произведениями отечественных художников. К сожалению, ограниченное пространство выставоч­ных площадей не позволяло в полной мере отразить имеющиеся в запасниках полотна.

Художественная нива Кубани также не осталась без талантливых продолжателей традиций предшествующих периодов. В 60-70-е годы заслуженное признание полу­чили такие мастера художественного искусства, как на­родный художник СССР Г. Булгаков, художники А. Ка­лугин, И. Коновалов, А. Галич, В. Мехед, скульптор В. Жданов.

Традиционно на высоком уровне развивалось на Кубани театральное и музыкальное искусство. Музы­кальные школы, коллективы и ансамбли художест­венной самодеятельности, цирковые студии работали практически на каждом предприятии, в каждом сель­ском населенном пункте. Из непрофессиональных кол­лективов были известны и пользовались популярнос­тью Краснодарский народный ТЮЗ С. Тройского, студенческие театры Кубанского госуниверситета и по­литехнического института. В 1970-е годы краснодар­ское драматическое искусство достигает своего рас­света. Благодаря деятельности режиссера М. Куликов­ского, удостоенного в 80-е годы звания народного ар­тиста СССР и лауреата Государственной премии РСФСР. Огромным успехом пользовались постановки в Крас­нодарском драматическом театре имени М. Горького с прославленными народными артистами РСФСР Д. Провоторовым, Г. Апитиным, И. Макаревич, за­служенными артистами РСФСР С. Тройским, Т. При­ход ько, Л. Кузнецовой.

В эти же годы художественным руководителем Краснодарского театра оперетты стал народный ар­тист РСФСР Ю. Хмельницкий. Считается, что имен­но в годы его работы были созданы лучшие спектак­ли театра, заблистали такие актеры, как народный артист республики   М. Лусинян, заслуженные артисты РСФСР Л. Рогова, Е. Белоусова,   В. Тенин и др.

Музыкальная культура Кубани обогатилась в этот период новыми именами и традициями. Получили широкую известность такие композиторы Кубани, как Н. Хлопков, Г. Плотниченко и особенно приехавший в 70-е годы Г. Пономаренко, чьи произведения испол­нялись и самодеятельными, и профессиональными коллективами. В Краснодарском крае функциониро­вали три филармонии, три объединения музыкальных ансамблей. Успехом у публики пользовались эстрад­ный коллектив «Кубаночка», цыганское трио «Ловари», солисты Н. Кириченко, С. Мамикоян, В. Буры-лев. Наибольшей известностью и популярностью пользовались концерты Государственного ордена Дружбы народов Кубанского казачьего хора, высту­пающего не только по всему Союзу, но и за рубежом. Руководил (и руководит ныне) коллективом народ­ный артист СССР, России и Украины В. Г. Захарченко.

В 1950-м создается Краснодарское краевое отде­ление Союза писателей СССР. Вскоре оно становится одним из крупнейших в стране. Среди писателей Ку­бани два - А. Знаменский и В. Лихоносов - удостое­ны звания лауреатов Государственной премии. Кубань славилась поэтами - продолжателями школы А. Твар­довского: С. Хохловым, И. Вараввой, прозаиками И. Бойко, В. Неподобой, В. Логиновым, Л. Пасеню-ком, Ю. Абдашевым, А. Стрыгиным.

Плодотворно развивалась наука края. Выдающихся успехов достигли кубанские ученые - физик Б. Д. Розинг, географ Г. Г. Григор, профессора Краснодарского медицинского института И. П. Авроров, Р. Ф. Мель-ников-Разведенков, Н. П. Пятницкий, П. М. Старко­ва. К 1985 г. в научно-исследовательских учрежде­ниях и вузах края работало около 200 докторов и свыше 3000 кандидатов наук.

Наиболее развитой считалась сельскохозяйственная наука. Имена выдающихся селекционеров академиков П. П. Лукьяненко, В. С. Пустовойта, М. И. Хаджи-нова, Г. С. Галеева стали широко известны не только в стране, но и за рубежом. Дважды Герой Социалисти­ческого Труда П. П. Лукьяненко вывел знаменитый сорт пшеницы «безостая-1», за счет внедрения кото­рого колхозы получили прибавку урожая от 10 до 15 центнеров с гектара. Затем появились новые сорта озимой пшеницы «аврора», «кавказ», которые пре­взошли по урожайности «безостую-1» на 7-8 центне­ров, а в ряде хозяйств дали прибавки до 12-15 цент­неров с гектара. Новые сорта кукурузы, выведенные академиком М. И. Хаджиновым за 50 лет упорной, настойчивой работы, по урожайности превосходили старые на 30-35 центнеров с гектара.

Кубанские селекционеры дважды Герой Социа­листического Труда В. С. Пустовойт, Л. А. Жданов, В. И. Щербина в кратчайший срок удвоили масличность подсолнечника. Более 50 лет В. С. Пустовойт посвятил созданию высокомасличных сортов «солнеч­ного цветка». В результате производительность масложировой промышленности страны возросла, еже­годно на 800 тыс. тонн масла дополнительно, что в стоимостном эквиваленте равняется 1 млрд 200 тыс. рублей (в рассматриваемый период времени буханка хлеба стоила 14 к., 1 кг мяса - 2-4 р., автомобиль «Жигули» - 4-5 тыс. р.).

Помимо того, ученые края вывели прекрасные ран­неспелые сорта черешни, высокопродуктивные сорта яблони, груши, абрикоса и других плодовых, а так­же более ста сортов овоще-бахчевых культур. Ученые Всесоюзного научно-исследовательского института риса передали в производство высокоурожайные сорта риса, создали новый тип инженерной оросительной системы. Во многих регионах нашей страны внедря­лись достижения научно-исследовательских учрежде­ний края, занятых проблемами добычи и переработки нефти, газа, нефтяного машиностроения, сейсмической разведки нефти, крепления скважин и буровых ра­створов и т. д.

Однако в развитии народного образования и на­учной деятельности имел место ряд проблем. Одной из них была слабая материальная база школ, сред­них специальных и высших учебных заведений. На­растание негативных явлений в общественно-поли­тической жизни страны приводило к постепенному снижению качества образования, которое отставало от растущего уровня требований современного произ­водства. Это в свою очередь приводило к снижению компетентности выпускников-специалистов и особенно руководящих кадров. Кадровые перестановки в годы правления Н. С. Хрущева и Л. И. Брежнева, осущест­влявшиеся не на основе профессиональных качеств, а по принципу личной преданности, «кумовства», не способствовали повышению профессионализма руко­водящих работников. Когда такие руководители ра­товали за внедрение достижений науки и техники, то зачастую игнорировались проблемы сохранения при­родного баланса. Не производился комплексный ана­лиз последствий того или иного шага (как, например, в случае с Краснодарским водохранилищем). Посте­пенно накапливались кризисные явления в области экологии.

Одной из важнейших проблем было нарушение принципа социальной справедливости в сфере обра­зования. Возможности сельского и городского жите­ля были неравны, социальное происхождение также играло весьма заметную роль. Эти явления способ­ствовали накоплению недовольства у населения по отношению к чиновничье-бюрократическому аппара­ту, подрыву веры к власти и ее дискредитации.

Оценивая культурное развитие Кубани в рассмат­риваемый период, можем отметить следующее. Как в целом по стране, так и в Краснодарском крае, период «эпохи застоя» отличался двойственностью и проти­воречивостью. С одной стороны - масштабные дости­жения в области науки, образования, просвещения, увеличение ассигнований на культурную сферу в об­щих показателях. Значительный рост числа обучаю­щихся и повышение качества обучения, усиление культурно-массовой работы, появление выдающихся деятелей искусства и творческих коллективов, извес­тных в СССР и за рубежом. С другой - рост социаль­ной несправедливости в сфере высшего образования, слабая техническая оснащенность, отставание учеб­ного процесса от требований реальной жизни. Куль­турная сфера, как один из важнейших «идеологиче­ских фронтов» партии, подвергалась идеологизации и мелочной опеке партийных органов, что не могло не сказаться отрицательно на ее творческом потенциале.

В целом в 1960 - начале 1980-х годов культура Кубани интенсивно развивалась по всем направлени­ям. Несмотря на некоторые негативные явления, на­растание кризисных процессов в общественной жиз­ни, в творчестве писателей и художников, артистов и музыкальных деятелей Кубани нашли отражения лучшие стороны советской действительности, богато­го историко-культурного наследия Краснодарского края - многонационального региона с глубокими культурными и историческими традициями.

 

Культура Кубани в 90-х годах XX в.

Культура, как известно, сохраняет историческую преемственность поколений и вместе с тем наиболее ярко демонстрирует изменения, происходящие в обществе.

Каждая эпоха, каждый период меняли культурный облик Кубани. Последнее десятилетие XX в. заняло в этом ряду особое место.

Среди многообразных культурных явлений одно из наиболее важных и наиме­нее изученных - повседневная жизнь людей. 90-е годы существенно изменили то, что называется повседневностью. Люди преобразились внешне: другими стали одежда и аксессуары, предметы быта, стереотипы поведения, формы досуга, спосо­бы выделиться среди равных, уровень образованности, обороты речи. На это по­влияли перемены в образе жизни, связанные с социально-экономической ситуаци­ей, идеологическими трансформациями. Достаточно назвать некоторые потери и обретения в обыденной культурной жизни. Ушел в прошлое такой институт, как дом культуры, с его кружками, секциями, концертами, кинопросмотрами, который, особенно в сельской местности, как правило, был важнейшим культурным цент­ром. Вместе с ним сошла на нет массовая самодеятельность. Практически исчезла такая форма досуга, как поход в кинотеатр. Все большее значение приобретали телевидение, видео, компьютерные игры.

При этом деление жителей Кубани на сельских и городских (почти равных по численности) становилось все более условным. С одной стороны, сельский житель постепенно включался в так называемую «городскую» культурную жизнь, с другой - городские жители не прерывали связей - социальных, экономических, родственных - с селом. Сложившийся менталитет кубанского жителя, связанного преимущественно с сельским хозяйством, обретал новые черты, которые раньше были немыслимы. Однако, несмотря на серьезные перемены, в менталитете кубан­цев сохранялось множество традиционных ценностей, моральных установок, на­ходивших свое воплощение в новых условиях. Культурная жизнь Кубани станови­лась разнообразнее и богаче.

Образование и наука. В системе образования наряду с государственными учеб­ными заведениями появилась сеть негосударственных школ, средних специаль­ных учебных заведений и вузов. Контроль их деятельности стал осуществляться посредством государственного лицензирования и аккредитации. Появились ли­цеи и гимназии с углубленным изучением ряда дисциплин и направлений.

Поднялся престиж кубанских вузов, открылось обучение по новым специаль­ностям, соответствующим потребностям времени. Институт культуры, политех­нический, сельскохозяйственный институты в Краснодаре получили статус уни­верситетов. Ряд кубанских институтов (например, краснодарские институты: физ­культуры, медицинский) стали академиями. Появились вузы, связанные с хозяй­ственным своеобразием Кубани (университет курортного дела и туризма в Сочи). На территории края открывали свои филиалы различные российские вузы.

Плодотворно работали кубанские ученые, несмотря на сокращение государ­ственного финансирования фундаментальных проектов.

Обычным явлением на Кубани стали региональные, всероссийские и между­народные научные конференции. В частности, регулярно проводились конферен­ции, посвященные истории казачества, статус которых менялся от российского до международного. Появилась возможность финансирования исследований за счет грантов известных благотворительных фондов.

В течение последнего десятилетия XX в. происходило «возвращение» многих имен, которыми славится кубанская культура. Среди них - общественные деятели (К. Российский, Ф. Коваленко, Я. Кухаренко), ученые (Ф. Щербина, Е. Фелицын). Все интересующиеся смогли получить доступ к их богатому наследию. Достаточно упомянуть большой общественный резонанс, вызванный выходом в свет фундамен­тального труда Ф. Щербины «История Кубанского казачьего войска».

В 90-х годах стала заметно разнообразнее периодическая печать. Среди перио­дических изданий можно было найти газеты, выражавшие официальную точку зрения администрации («Кубанские новости»), пытавшиеся занимать относитель­но нейтральные позиции («Краснодарские известия», «Вольная Кубань»), откро­венно коммерческие («Всякая всячина»). Тиражи, качество печати и материалов были самые различные. Малоизвестные издания («Человек труда», «Рассвет», «Солнышко», «Душа моя») соседствовали с достаточно популярными («Кубанс­кий курьер», «Нива Кубани»). «Краснодарские известия» и «Вольная Кубань» со временем стали корпорациями, выпускающими кроме основных изданий множе­ство других. Но на Кубани не был представлен весь спектр российской периодики. Научные и литературные журналы, информационно-методические издания были известны лишь специалистам («Педагогический вестник Кубани»). Появилась новая форма периодики - региональные вкладыши в центральные издания. Такими вкладышами обзавелись «Аргументы и факты», «Комсомольская правда». «Известия», «Московский комсомолец» и некоторые другие столичные газеты.

Физкультура и спорт. Советское государство, заботясь о своем «социалисти­ческом» престиже, росте оборонного потенциала, обращало особое внимание на физкультуру и спорт. Они, как показал опыт, без государственной поддержки ус­пешно развиваться не могут. Поэтому успехи СССР в спорте не случайны. Госу­дарству удалось придать физкультуре и спорту массовость.

Построенный в 1932 г. и разрушенный в период войны краснодарский стадион «Динамо» был вновь открыт в 1952 г. После реконструкции он надолго стал основ­ной спортивной базой Кубани.

В 1960 г. был торжественно открыт крупнейший стадион края «Кубань». После реконструкции его вместимость составила 40 тысяч мест. Большие стадионы были построены в Сочи, Новороссийске и других городах края. Кроме спортивных заня­тий на стадионах проводились массовые зрелищные мероприятия: театрализован­ные представления с участием киноартистов, артистов цирка, коллективов худо­жественной самодеятельности.

В 1969 г. в Краснодаре был открыт институт физической культуры (ныне -Кубанский государственный университет физической культуры, спорта и туриз­ма), воспитавший целую армию специалистов и организаторов кубанского спорта. Массовые спортивные мероприятия были, несомненно, частью государствен­ной идеологии: с их помощью в советском человеке воспитывали дух товарище­ства, взаимовыручки, чувство ответственности перед коллективом. Спортивные мероприятия, как правило, носили характер массовых зрелищных праздников. Кубано-Азово-Черноморская плавательная эстафета (1951 г.) охватывала марш­рут в 900 км (от станицы Усть-Лабинской до Новороссийска). Только на красно­дарском этапе в ней участвовало 120 пловцов. Тысячи людей в качестве зрителей наблюдали за ходом эстафеты.

Значительных успехов добилась Кубань в подготовке спортсменов высоко­го уровня. На всех Олимпиадах (с 1952 по 2000 г.) в состав олимпийских дру­жин СССР, а затем России входили представители кубанского спорта. За этот период ими было завоевано более 40 олимпийских медалей, в том числе 18 золотых.

Особенно успешно выступили кубанские спортсмены на последней Олимпиа­де XX в. в Сиднее. По количеству завоеванных высших олимпийских наград ку­банцы обошли такие спортивные страны, как Япония, Польша, Швеция.

Первой из кубанских спортсменов олимпийской чемпионкой стала краснодар­ская динамовка Людмила Брагина. Героиня Мюнхенской Олимпиады в беге на 1500 м Брагина трижды устанавливала мировые рекорды.

Далеко за пределами Кубани и России известна кубанская гандбольная школа. Многие ее воспитанники играют в составе сильнейших команд Европы. Особенно впечатляют успехи вратаря сборной России Андрея Лаврова. Участнику четырех Олимпиад, трехкратному олимпийскому чемпиону на Олимпиаде-2000 в Сиднее была оказана высокая честь - нести знамя российской команды на церемонии открытия игр.

Воспитанник сочинской школы тенниса Евгений Кафельников вошел в элиту мирового тенниса. К его победам на турнирах из серии «Большого шлема» добави­лась золотая олимпийская медаль Сиднея в 2000 г. В этом же году титул шахмат­ного короля завоевал Владимир Крамник из Туапсе.

Художественная культура. Значительным стимулом в культурной жизни Ку­бани стало проведение фестивалей.

С 1992 г. (февраль - март) на Кубани по инициативе созданного в декабре 1991 г. Центра песни композитора Г. Пономаренко стал проходить фестиваль «Звезды России». В Армавире с декабря 1992 г. начал свой путь международный фестиваль «Культура сближает народы». С июня 1993 г. на Кубани проводится фестиваль симфонической и камерной музыки «Эоловы струны», в котором принимают уча­стие ведущие коллективы страны.

В сентябре 1991 г. в Краснодарском театре оперетты состоялся восьмой Все­российский конкурс эстрадной песни. В ноябре 1992 г. здесь же прошел очередной конкурс. Позже театр оперетты неоднократно был местом проведения Всерос­сийского конкурса артистов оперетты, многие лауреаты которого влились в труп­пу театра.

Октябрь 1993 г. стал временем рождения рок-фестиваля «Южная волна», в котором принимали участие кроме местных групп исполнители и коллективы, пользующиеся любовью и уважением в России. С 1993 г. (сентябрь - октябрь) в муниципальном концертном зале камерной и органной музыки стал проводиться Международный фестиваль органной музыки с участием исполнителей из Рос­сии, Молдавии, Латвии, Германии. В октябре 1996 г. состоялся Первый кубанский фестиваль балета.

Кубанские исполнители и коллективы участвовали во многих конкурсах и фестивалях в России и за рубежом, были отмечены различными премиями. Так, Кубанский казачий хор получил Государственную премию Украины имени Т. Шевченко. В феврале 1993 г. прошли Дни Кубани в московском «Совинцент­ре». В 1994 г. Краснодарский театр кукол (художественный руководитель А. Туч­ков) занял первое место на Казанском театральном фестивале. Актрисы Красно­дарского драматического театра И. Макаревич и А. Кузнецова стали лауреатами фестиваля «Актерские звезды России» в Белгороде. Геленджикский театр «Тор-рикос» получил премию в Испании за спектакль «Любовь дона Перлемплина». Уроженец Кубани С. Женовач был отмечен театральной премией «Золотая мас­ка» за режиссуру.

Немало для популяризации театрального искусства сделали организаторы театрального фестиваля, проходившего в Краснодаре. Иногда в нем участвовали не только кубанские театры (драмтеатр, театр оперетты, «Торрикос», театры Ар­мавира и Майкопа и др.), но и театральные коллективы из Москвы и Санкт-Петербурга.

С 1991 г. в Сочи стал проходить кинофестиваль «Кинотавр». Сначала он имел статус российского открытого. С 1994 г. «Кинотавр» стал международным фести­валем. Здесь состоялись премьеры многих картин, впоследствии получивших мно­гочисленные международные премии.

В сентябре 1992 г. в Анапе впервые состоялся российский кинофестиваль «Киношок». С 1994 г. он стал фестивалем стран СНГ и Балтии. Все бывшие республи­ки СССР получили возможность не только демонстрировать свои достижения, но и проводить в рамках фестиваля семинары и научно-практические совещания по вопросам киноискусства и кинопроката. Если вначале здесь присутствовали филь­мы, «шокирующие» публику и специалистов, то со временем Анапа стала местом смотра подлинных произведений киноискусства стран бывшего СССР. Кинофестиваль открыл возможность обмена опытом выживания в условиях коммерциали­зации киноискусства и поиска путей к зрителю в ситуации глубокого кризиса кинопроката.

Из полутора десятков фестивалей, регулярно проводившихся на территории СНГ и Балтии, лишь «Кинотавр» и «Киношок» сумели сохранить высокий уро­вень отбора кинопроизведений и организации работы с кинематографической об­щественностью и любителями кино. Это связано еще и с тем, что оба фестиваля пользуются заметной поддержкой администрации Краснодарского края.

Кроме этого, проходили фестивали в Адлере (развлекательного кино) и в Ге­ленджике (детективного фильма). Краевой центр также не остался в стороне от фестивальной кинематографической жизни. В октябре 1993 г. состоялся Первый Краснодарский международный кинофестиваль-кинорынок фильмов комедийно­го и музыкального жанров. Второй фестиваль прошел в 1996 г.

Кинофестивали не ограничивались только конкурсными и внеконкурсными программами. Участники фестивалей, среди которых были известные актеры, в том числе кубанцы по происхождению (Н. Мордюкова, Л. Малеванная), молодые «звезды», встречались со зрителями, знакомили их с новинками отечественного кино. Таким образом отечественный кинематограф поддерживал связь с публикой в условиях кризиса.

В 1990-е годы приобрел популярность фестиваль фольклора Кубани «Золотое яблоко». С февраля 1993 г. в зале Краснодарского высшего музыкального учили­ща-колледжа им. Н.А. Римского-Корсакова стал проводиться фестиваль «Екатеринодарские музыкальные встречи», а с мая того же года - «Кубанская музыкаль­ная весна». В мае 1994 г. муниципальный концертный зал Краснодара вошел в ассоциацию лучших концертных залов России.

Все это способствовало росту интереса кубанцев к искусству, увеличивало ко­личество посетителей концертных и театральных залов.

В 90-х годах известные за пределами Кубани писатели В. Лихоносов и А. Знаменский за произведения, написанные в этот период, были отмечены лите­ратурной премией им. М. Шолохова.

В 1993 г. Всекубанским казачьим войском была учреждена премия имени Я. Кухаренко в области литературы и искусства.

В конце 1980-х годов в Краснодаре был торжественно открыт Литературный музей Кубани (в доме Я. Кухаренко, известного общественного деятеля XIX в.). Работники музея стали не только хранителями традиций прошлого, но и попу­ляризаторами современного литературного потенциала Кубани. Здесь проис­ходят встречи, во время которых обсуждаются творческие планы и новые про­изведения.

Напряженно работали кубанские театры. Все это время в Геленджике суще­ствовал театр «Торрикос», демонстрировавший свои спектакли на различных фестивалях в стране и за рубежом, где его выступления сопровождал неизмен­ный успех. Главный драматический театр Кубани в 1996 г. получил звание академического. Его коллектив строил свой репертуар на основе произведений Н. Гоголя, Ф. Достоевского, А. Чехова, М. Горького, М. Булгакова, Л. Леонова, кубанского поэта И. Вараввы. Музыкальный театр ставил зажигательные опе­ретты Ф. Легара, И. Кальмана, И. Штрауса, а также оперы. Специально для кубанских театров создавались пьесы, сюда приезжали ведущие режиссеры страны.

Уже в конце 1980-х при Краснодарском краевом отделении Союза композито­ров России был организован камерный хор под руководством В. Яковлева. Хор, основу репертуара которого составляла русская классическая и духовная музыка, сочинения современных композиторов и обработки народных песен, быстро достиг высокого профессионального уровня и стал филармоническим коллективом. С 1992 г. это Краснодарский государственный камерный хор.

Приобрел широкую известность в стране и за рубежом Государственный Ку­банский казачий хор под руководством народного артиста России и Украины В. Захарченко. На его базе был создан Центр народной культуры Кубани, при котором организована детская экспериментальная школа народного искусства.

В 90-х годах были введены звания «Заслуженный деятель искусств Кубани», «Заслуженный работник культуры Кубани», «Заслуженный артист Кубани», «Зас­луженный работник кино Кубани».

С июня 1992 г. активно работал Краснодарский центр национальных культур. Он был призван «содействовать формированию национального самосознания, более полному и глубокому освоению и взаимообогащению традиционных культур разных народов, объединению их усилий для защиты общечеловеческих ценнос­тей, решению гуманитарных и культурных проблем».

В начале 1990-х годов стали появляться новые телевизионные компании. На­ряду с ГТРК «Кубань» в эфир выходили «Пионер», «Фотон», «АВС», «Контакт» и другие. Они создавали оригинальные программы, посвященные культурной жиз­ни региона. С 1996 г. проводится фестиваль телевизионных программ Юга России. В 1997 г. в Краснодаре прошел фестиваль рекламы Юга России.

В 1990 г. было создано Краснодарское творческое объединение «Премьера», поначалу существовавшее как гастрольно-музыкальный театр. Постепенно со­став объединения, руководителем которого стал народный артист России Л. Гатов, значительно расширился. В него вошли Кубанский симфонический оркестр, органный зал, Молодежный театр, Новый театр кукол и другие кол­лективы.

С начала 1990-х годов наблюдается расцвет изобразительного искусства. Пре­обладание цвета над формой, яркая декоративность и монументальность, по­этичность и праздничность - те особенности, которые отличают произведения кубанских живописцев. Общность территории, изобилующей солнечным светом, наличие в Краснодаре художественного училища и художественно-графического факультета Кубанского госуниверситета (большая часть кубанских живописцев и графиков - их выпускники) определили близость эстетических принципов, являющихся основой оригинальной кубанской школы изобразительного искус­ства.

Художественный музей, выставочный зал, коммерческие галереи позволили кубанским художникам познакомить со своим творчеством земляков и гостей Ку­бани. Практически все мастера принимали участие в выставках местного отделе­ния Союза художников России. Большой интерес у специалистов и публики вы­зывали работы художников: О. и Л. Блохиных, А. Паршкова, Е. Казицына, произ­ведения скульпторов А. Аполлонова, А. Карнаева и др.

Переломные моменты истории часто расцениваются как не лучшее время для развития культуры. Но это имеет место в том случае, если «развитие» понимается как восхождение по ступеням прогресса. Однако в искусствоведении утвердилось иное понимание термина «развитие», возвращающее к исконному значению слова, развитие как изменение. При таком подходе любая переломная эпоха может рас-сматриваться как период всплеска интереса к культуре во всех ее проявлениях. С одной стороны - отсутствие крупных материальных средств, способных поддержать, как правило, всегда нерентабельное культурное пространство, с другой -несокрушимое желание творить и создавать для людей нетленные ценности, не отрицающие прошлое, а дополняющие его.

В начале 90-х годов постепенно отходила в прошлое ориентация на единое идеологическое обоснование культурных процессов. Однако отсутствие общих идеологических посылов вызвало растерянность сначала у самих субъектов куль­турного пространства, а затем и у тех, кто формирует культурную политику. Это выразилось в поисках новых основ коллективной самоидентификации. Их опорой стало возвращение к традициям, связанным с патриотизмом, любовью к Родине, с историческими ценностями.

Плюрализм в подходах к культурному развитию нашел свое отражение в мно­гообразии форм культурной жизни, связанных с национальным, конфессиональ­ным, демографическим и в целом с социокультурным своеобразием региона. Все это вызвало острые дискуссии о судьбах культуры. Сетованиям по поводу глубоко­го духовного кризиса противостоит оптимизм, связанный с появлением новых возможностей приобщения людей к культурным ценностям. Далеко не всегда адек­ватную реакцию вызывает как в официальных кругах, так и среди представителей других групп населения феномен массовой культуры, весьма острой остается про­блема защиты и сохранения культурного наследия прошлого.

Однако в целом можно отметить, что благодаря происшедшим переменам куль­турная жизнь Кубани стала богаче и разнообразнее.

 

 
 
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения
Место для рекламы
Центральная городская библиотека им. А. С. Пушкина
Назад Наверх  
© 2007-2012 Igor Borowski